Нексавар (Nexavar): инструкция по применению, отзывы больных и аналоги препарата

Нексавар

  • Фармакологические свойства
  • Показания к применению
  • Способ применения
  • Передозировка
  • Побочные эффекты
  • Противопоказания
  • Взаимодействие с другими лекарствами
  • Форма выпуска
  • Условия хранения
  • Состав

Нексавар – противоопухолевый препарат, ингибитор протеинкиназы.

Фармакологические свойства

Нексавар – препарат, снижающий пролиферацию опухолевых клеток.

Нексавар содержит сорафениб – вещество, ингибирующее ряд ферментов группы киназ, в частности внутриклеточных и киназ клеточной поверхности (BRAF, c-CRAF, FLT-3, KIT, VEGFR-1, -2 и -3, RET, PDGFR-бета). Ряд киназ, ингибируемых сорафенибом, участвуют в передаче сигналов опухолевым клеткам, в апоптозе и ангиогенезе.

В исследованиях сорафениб угнетал рост опухолей гепатоцеллюлярной человеческой карциномы и почечно-клеточного рака, а также ряда других опухолевых человеческих ксенотрансплантатов у лабораторных мышей с удаленным тимусом. Отмечалось уменьшение ангиогенеза в ткани опухоли и повышение апоптоза в опухолевых клетках на моделях гепатоцеллюлярной человеческой карциномы и почечно-клеточного рака.

На модели гепатоцеллюлярной карциномы также было продемонстрировано снижение передачи сигналов опухолевым клеткам при использовании сорафениба.

После приема сорафениба перорально биодоступность составляет порядка 38–49%. Время полувыведения – 25–48 часов. При многократном приеме сорафениба курсом 7 дней накопление препарата в организме увеличивается в 2,5–7 раз (в сравнении с однократным приемом таблеток Нексавар).

В течение недели регулярного приема достигаются равновесные уровни сорафениба в сыворотке (соотношение пикового уровня к минимальному менее 2). Пиковые уровни сорафениба при приеме внутрь достигаются за 3 часа. Сочетанный прием с пищей, содержащей умеренное количество жиров, биодоступность сорафениба практически не изменяет, при приеме с жирной пищей биодоступность уменьшается на 29% (в сравнении с приемом натощак).

При приеме свыше 400 мг сорафениба AUC и пиковые сывороточные уровни увеличиваются нелинейно (фактические показатели ниже, чем ожидаемые при линейной кинетике). In vitro до 99,5% сорафениба в сыворотке связывалось белками.

Сорафениб окисляется в печени при участии CYP3 A4, а также подвергается глюкуронизации при участии UGT1 A9.

Порядка 51% сорафениба выводится в неизменном виде исключительно кишечником (в моче не обнаружено неизменного сорафениба). В ходе исследований не выявлено значительного влияния сорафениба на активность CYP2 C19, CYP3 A4 и CYP2 D6. В исследованиях in vitro сорафениб ингибировал глюкуронизацию, проходящую при участии UGT1 A9 и UGT1 A1.

In vitro сорафениб угнетает CYP2 C8 и CYP2 B6, однако при одновременном применении с циклофосфамидом значительных изменений фармакокинетики последнего не было зарегистрировано (это свидетельствует о том, что сорафениб может не быть ингибитором CYP2 B6).

In vitro сорафениб ингибирует CYP2 C9, однако in vivo не приводит к изменению активности варфарина при сочетанном приеме (это свидетельствует о том, что сорафениб не является ингибитором CYP2 С9 in vivo).

Нет значительной разницы фармакокинетических профилей при применении сорафениба у пожилых людей и более молодых пациентов.

Пол пациента не оказывает влияния на фармакокинетику препарата Нексавар.

У детей фармакокинетический профиль сорафениба не исследовался. У пациентов с умеренными и легкими нарушениями функции почек при наличии гепатоцеллюлярной карциномы и без таковой не отмечалось значительных изменений показателей экспозиции сорафениба. У пациентов с тяжелыми формами нарушений функции гепатобилиарной системы не изучалась фармакокинетика сорафениба. Не отмечалось клинически значимых изменений фармакокинетического профиля сорафениба у пациентов с нарушениями функции мочевыделительной системы различной степени тяжести, которые не требуют проведения диализа.

Показания к применению

Нексавар используют у пациентов с прогрессирующей формой почечно-клеточного рака, у которых проведенная ранее терапия интерлейкином-2 или интерфероном-альфа не принесла ожидаемых результатов.

Нексавар применяют для лечения пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой ( Нексавар является препаратов выбора при гепатоцеллюлярной карциноме).

Способ применения

Применять препарат Нексавар могут только специалисты, имеющие опыт работы с противоопухолевыми препаратами.

Рекомендованная доза препарата Нексавар составляет 800 мг/сутки (по 2 таблетки Нексавар 200 дважды в день). Рекомендуется принимать сорафениб отдельно от пищи или одновременно с пищей, содержащей небольшое количество жиров. Таблетки необходимо глотать целиком, запивая значительным объемом жидкости.

Продолжительность курса лечения устанавливает специалист, учитывая переносимость и клиническую эффективность. При развитии выраженных токсических явлений необходимо прекратить использование препарата Нексавар , при умеренных и легких нежелательных явлениях можно временно прекратить терапию или снизить дозу сорафениба.

При необходимости дозу уменьшают до 400 мг/сутки, разделенных на 2 приема.

Учитывая степень токсичности следует корректировать дозу таким образом: Первая степень кожной токсичности – лечение продолжают без изменения дозы сорафениба, дополнительно назначают симптоматические средства. Вторая степень кожной токсичности (первый эпизод) – дозу сорафениба снижают до 400 мг/сутки, назначают симптоматическую терапию. Если спустя 28 дней токсичность исчезает или степень токсичности снижается до первой – дозу увеличивают 800 мг/сутки.

Если улучшения после снижения дозы не отмечается – лечение прекращают до исчезновения токсичности или снижения её до первой степени, после чего восстанавливают терапию в дозе 400 мг/сутки на протяжении 28 дней, далее, если токсичность не появляется или не превышает первую степень, – дозу увеличивают до 800 мг/сутки.

Вторая степень кожной токсичности (второй/третий эпизод) – дозу корректируют аналогично первому эпизоду, однако при восстановлении терапии дозу 400 мг/сутки используют в течение неопределенного срока. Вторая степень кожной токсичности (четвертый эпизод) – учитывая состояние пациента и реакции на терапию, принимают решение о прекращении терапии сорафенибом.

Третья степень кожной токсичности (первый эпизод) – немедленно назначают симптоматическую терапию и прекращают применение сорафениба на 7 дней или более (до полного исчезновения симптомов токсичности или снижения их до первой степени). Далее восстанавливают терапию в дозе 400 мг/сутки на протяжении 28 дней, далее, если токсичность не появляется или не превышает первую степень, – дозу увеличивают до 800 мг/сутки. Третья степень кожной токсичности (второй эпизод) – дозу корректируют аналогично первому эпизоду, однако при восстановлении терапии дозу 400 мг/сутки используют в течение неопределенного срока.

Особые случаи дозирования препарата Нексавар

Пациентам пожилого возраста назначают обычные дозы сорафениба. Пациентам с умеренной и легкой формой недостаточности функции гепатобилиарной системы не требуется коррекция дозы.

Не изучалось применение препарата Нексавар у пациентов с выраженными нарушениями функциональной активности гепатобилиарной системы.

Пациентам с нарушенной функцией почек, которым не показано проведение диализа, дозу препарата Нексавар не изменяют. Пациентам с дисфункцией почек, а также наличием факторов риска почечной недостаточности необходим контроль водно-электролитного баланса на фоне терапии препаратом Нексавар.

Передозировка

В исследованиях изучено применение сорафениба в дозе 800 мг дважды в сутки, которое сопровождалось у некоторых пациентов развитием диареи и кожных реакций. Применение более высоких доз сорафениба не изучалось. При подозрении на передозировку Нексаваром необходимо приостановить лечение и назначить симптоматические препараты. На данный момент нет данных о специфической терапии при передозировке сорафениба.

Побочные эффекты

К серьёзным нежелательным явлениям сорафениба относятся перфорация ЖКТ, ишемия миокарда, инфаркт миокарда, геморрагии, медикаментозный гепатит, гипертензивный криз.

Чаще всего на фоне терапии препаратом Нексавар регистрировалось развитие таких явлений, как кожная сыпь, нарушения стула, ладонно-подошвенный синдром, а также облысение.

В клинических исследованиях регистрировалось развитие таких нежелательных явлений:

Инфекции и инвазии: инфекционные осложнения, фолликулит.

Система крови: лейкопения, лимфопения, анемия, нейтропения, тромбоцитопения.

ЦНС: периферическая сенсорная нейропатия, депрессивный эпизод, обратимая постериорная лейкоэнцефалопатия, звон в ушах.

ССС: ишемия и инфаркт миокарда, застойная форма недостаточности сердца, увеличение интервала QT, кровотечения (в том числе церебральные и ЖКТ кровотечения), гипертонический криз.

Дыхательная система: охриплость, пневмонит, ринорея, респираторный дистресс, пневмония (в том числе интерстициальная пневмония).

ЖКТ: нарушения стула, рвота, диспепсические явления, тошнота, стоматит, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, гастрит, панкреатит, перфорации ЖКТ, дисфагия.

Гепатобилиарная система: гипербилирубинемия, желтуха, холецистит, холангит, медикаментозный гепатит.

Опорно-двигательный аппарат: рабдомиолиз, миалгия, артралгия.

Мочеполовая система: недостаточность почек, гинекомастия, нарушения эрекции.

Обмен веществ: гипертиреоидизм, гипотиреоидизм, снижение уровня фосфора в сыворотке, анорексия, гипонатриемия, гипокальциемия, дегидратация, увеличение уровней амилазы и липазы, увеличение уровня АСТ/АЛТ, повышение количества ЩФ, изменение МНО, изменение уровня протромбина.

Прочие нежелательные явления: повышенная утомляемость, слабость, гриппоподобное состояние, боль различной локализации, лабильность массы тела.

Аллергические реакции: крапивница, кожные реакции, отек Квинке, анафилактический шок.

Среди кожных реакций выделяли сухость кожи, ладонно-подошвенный синдром, алопецию, эритему, кожный зуд, акне, дерматит, экзему, плоскоклеточный рак кожи, лучевой дерматит, лейкоцито-кластический васкулит, синдром Стивенса – Джонсона, токсический эпидермальный некролиз.

Развитие устойчивой к терапии артериальной гипертензии на фоне терапии может требовать прекращения лечения сорафенибом.

Отмена препарата Нексавар также может требоваться при развитии значительных кровотечений.

Противопоказания

Нексавар не применяют при непереносимости сорафениба или вспомогательных компонентов, которые входят в состав препарата.

Пациентам с плоскоклеточным раком легких, которые получают терапию паклитакселом и карбоплатином, противопоказано назначение препарата Нексавар .

Нексавар не применяют в педиатрии.

Необходимо соблюдать осторожность при назначении препарата Нексавар пациентам с острым коронарным синдромом или инфарктом миокарда в недавнем анамнезе (у данных категорий пациентов не изучена безопасность препарата, а у здоровых добровольцев сорафениб повышал риск ишемии миокарда).

Нексавар с осторожностью используют в лечении пациентов с удлинением интервала QT различного генеза (в том числе при врожденном удлинении интервала QT, терапии препаратами, оказывающими влияние на интервал QT, а также заболеваниями, которые сопровождаются подобными изменениями ЭКГ).

Взаимодействие с другими лекарствами

Следует с осторожностью назначать сорафениб сочетано с иринотеканом и доцетакселом. Индукторы CYP3 A4 при одновременном приеме с сорафенибом увеличивают его метаболизм и снижают сывороточные уровни неизменного вещества.

Необходимо с осторожностью назначать сорафениб одновременно с рифампицином, карбамазепином, дексаметазоном, фенобарбиталом, фенитоином и препаратами зверобоя. В ходе исследований кетоконазол не изменял AUC сорафениба при сочетанном применении.

Вероятность изменения фармакокинетического профиля сорафениба при одновременном приеме с ингибиторами CYP3 A4 незначительна. В ходе исследований сорафениб практически не изменял МНО у пациентов, получающих варфарин, однако при их одновременном применении требуется особый контроль МНО и протромбинового времени.

Одновременное применение сорафениба с паклитакселом и карбоплатином приводило к увеличению экспозиции данных препаратов. При трехдневном перерыве в приеме сорафениба во время прием паклитаксела и карбоплатина не отмечалось значительных изменений фармакокинетического профиля данных препаратов.

Рекомендуется делать трехдневный перерыв в приеме сорафениба при необходимости использования паклитаксела и карбоплатина. Сорафениб при одновременном применении увеличивает экспозицию капецитабина на 15–50% (клиническое значение данного влияния неизвестно). Неомицин при одновременном применении снижает биодоступность сорафениба (вследствие влияния на микрофлору ЖКТ и метаболизм сорафениба в кишечнике и печени). Омепразол не изменяет фармакокинетический профиль сорафениба при одновременном применении.

Форма выпуска

Таблетки в оболочке Нексавар по 28 штук в блистерных пластинах, в картонной пачке 4 пластины.

Условия хранения

Нексавар хранят вдали от доступа детей при комнатной температуре. Срок годности 3 года.

Состав

Сорафениба (в виде тозилата) – 200 мг;

Прочие компоненты: кроскармеллоза натрия, микрокристаллическая целлюлоза, лаурилсульфат натрия, стеарат магния, гипромеллоза, диоксид титана, макрогол 3350, оксид железа красны

Нексавар, таблетки 200 мг, 112 шт.

121128 руб. Товар в наличии

  • Инструкция
  • Формы выпуска
  • Аналоги
  • Отзывы

Инструкция

Таблетки, покрытые пленочной оболочкой.

1 таблетка содержит:

Действующие вещества:сорафениба тозилат 274 мг, что соответствует содержанию сорафениба 200 мг.

Вспомогательные вещества:целлюлоза микрокристаллическая – 16 мг, кроскармеллоза натрия – 36,4 мг, гипромеллоза 5 сР – 10,2 мг, магния стеарат – 2,55 мг, натрия лаурилсульфат – 1,7 мг.

Состав оболочки:гипромеллоза 15 сР – 6 мг, макрогол 3350 – 2 мг, титана диоксид – 1,73 мг, железа оксид красный – 0,27 мг.

В блистере 28 таблеток. В картонной упаковке 4 блистера.

Фармакодинамика

Противоопухолевый препарат. Сорафениб является мультикиназным ингибитором. Уменьшает пролиферацию опухолевых клеток in vitro.

Показано, что сорафениб подавляет многочисленные внутриклеточные киназы (с-CRAF, BRAF и мутантную BRAF) и киназы, расположенные на поверхности клетки (KIT, FLT-3, RET, VEGFR-1, VEGFR-2, VEGFR-3 и PDGFR-β). Полагают, что некоторые из этих киназ задействованы в сигнальных системах опухолевой клетки, в процессах ангиогенеза и апоптоза. Сорафениб подавляет рост опухоли при печеночно-клеточном раке и почечно-клеточном раке, дифференцированном раке щитовидной железы у человека.

Фармакокинетика

После приема препарата внутрь средняя относительная биодоступность составляет 38-49%. Cmaxсорафениба в плазме достигается примерно через 3 ч после приема внутрь. При приеме вместе с пищей с умеренным содержанием жира биодоступность сорафениба приблизительно соответствует биодоступности при приеме натощак. При приеме с пищей с высоким содержанием жира биодоступность снижается приблизительно на 29% в сравнении с приемом препарата натощак.

При назначении препарата внутрь в дозах, превышающих 400 мг 2 раза/сут, средние Cmaxи AUC увеличиваются не пропорционально.

Прием повторных доз сорафениба в течение 7 дней приводил к 2,5-7-кратному увеличению накопления по сравнению с приемом однократной дозы.

Cssсорафениба в плазме крови достигаются в течение 7 сут, отношение Cmaxк Cminсоставляет менее 2.

Фармакокинетику сорафениба в равновесном состоянии в дозе 400 мг 2 раза/сут при приеме внутрь изучали у больных раком щитовидной железы, печеночно-клеточным раком и почечно-клеточным раком. Наиболее высокую экспозицию отмечали у больных раком щитовидной железы, хотя вариабельность экспозиции была высокой для всех видов опухолей. Клиническая значимость большей AUC у больных раком щитовидной железы не установлена.

Связывание с белками плазмы крови – 99.5%.

Метаболизм и выведение

Метаболизм сорафениба осуществляется, главным образом, в печени путем окисления, опосредованного изоферментом CYP3A4, а также путем глюкуронирования, опосредованного UGT1A9.

Конъюгаты сорафениба могут расщепляться в ЖКТ благодаря активности бактериальной глюкуронидазы, что позволяет реабсорбироваться неконъюгированному активному веществу. Одновременное применение неомицина воздействует на этот процесс, уменьшая среднюю биодоступность сорафениба до 54%.

При достижении равновесного состояния на сорафениб приходится приблизительно 70-85%. Идентифицировано 8 метаболитов сорафениба, 5 из них обнаружено в плазме. Основной циркулирующий в плазме метаболит сорафениба – пиридин N-оксид обладает in vitro активностью, сходной с активностью сорафениба, и составляет приблизительно 9-16%.

После приема внутрь сорафениба в дозе 100 мг в течение 14 дней выводится 96% от введенной дозы, 77% выводится через кишечник, 19% – с мочой в форме глюкуронидов. Неизмененный сорафениб, в количестве 51% от назначенной дозы, определяется в кале.

T1/2сорафениба составляет приблизительно 25-48 ч.

Фармакокинетика в особых клинических случаях

Анализ демографических данных свидетельствует о том, что коррекции дозы препарата в зависимости от возраста или пола не требуется.

Данные по фармакокинетике препарата у детей отсутствуют.

Фармакокинетику сорафениба изучали после назначения препарата в однократной дозе 400 мг у больных с нормальной функцией почек и у больных с почечной недостаточностью легкой (КК 50-80 мл/мин), средней (КК от 30 до 2 ) и карбоплатина (AUC=6) совместно с сорафенибом (≤ 400 мг 2 раза/сут), с 3-дневными интервалами в приеме сорафениба до и после назначения паклитаксела и карбоплатина, не оказывало никакого существенного влияния на фармакокинетику паклитаксела.

Одновременное применение паклитаксела (по 225 мг/м 2 1 раз в 3 недели) и карбоплатина (AUC=6) с сорафенибом (по 400 мг 2 раза/сут без перерыва в применении сорафениба) приводило к увеличению экспозиции сорафениба на 35%, паклитаксела – на 29% и 6-ОН производного паклитаксела – на 50%. Фармакокинетика карбоплатина оставалась неизменной.

Эти данные показывают, что нет необходимости корректировать дозировку при применении паклитаксела и карбоплатина вместе с сорафенибом с 3-дневными интервалами в приеме сорафениба. Остается неизвестным клиническое значение небольшого увеличения экспозиции сорафениба и паклитаксела при одновременном применении с сорафенибом без перерыва в его применении.

Капецитабин:одновременное применение капецитабина (по 750-1050 мг/м 2 с 1 по 14 дни через каждый 21 день) и сорафениба (по 200 или 400 мг 2 раза/сут без перерывов в приеме) не приводило к существенным изменениям в экспозиции сорафениба. Однако экспозиция капецитабина увеличивалось на 15-50%, а экспозиция 5-фторурацила (метаболит капецитабина) возрастала на 0-52%. Остается неизвестным клиническое значение этого небольшого или умеренного увеличения в экспозиции капецитабина и 5-фторурацила при одновременном приеме сорафениба.

Доксорубицин/иринотекан:одновременное назначение сорафениба и доксорубицина приводит к увеличению AUC доксорубицина на 21%. При одновременном назначении сорафениба и иринотекана, активный метаболит которого SN-38 в дальнейшем метаболизируется с участием UGT1A1, отмечалось увеличение AUCSN-38 на 67-120% и увеличение AUC иринотекана на 26-42%. Остается неизвестным клиническое значение данных наблюдений.

Доцетаксел:одновременное применение доцетаксела (по 75 или 100 мг/м 2 однократно через каждый 21 день) и препарата Нексавар (200 мг или 400 мг 2 раза/сут со 2-го по 19-й день в течение 21-дневного цикла) с 3-х дневными интервалами до и после назначения доцетаксела сопровождается увеличением AUC и Cmaxдоцетаксела соответственно на 36-80% и 16-32%. При одновременном назначении сорафениба и доцетаксела следует соблюдать осторожность.

Читайте также:  Остеоартроз: причины, симптомы, диагностика, степени, лечение

Неомицин:одновременное применение неомицина, несистемного антибактериального препарата, применяемого для эрадикации желудочно-кишечной флоры, воздействует на энтерогепатическую циркуляцию сорафениба, приводя к снижению экспозиции сорафениба. У здоровых добровольцев, получавших в течение 5 дней неомицин, средняя биодоступность сорафениба снижалась до 54%. Клиническая значимость этих данных не известна. Влияние других антибиотиков не изучалось, но будет, по всей вероятности, зависеть от способности снижать активность глюкуронидазы.

Перечисленные ниже нежелательные явления, отмеченные при применении Нексавара в ходе клинических исследований или на основе данных постмаркетингового применения, распределены по частоте возникновения в соответствии со следующей градацией:

  • очень часто (≥1/10);
  • часто (от ≥1/100 до 28840руб.

Как проявляется энтероколит у новорожденных: причины, симптомы и терапия

Энтероколит у новорожденных – инфекционное заболевание, которое проявляется в виде воспаления тонкой кишки (энтерита) и толстой кишки (колита). Большинство врачей склоняется к мнению, что огромное влияние оказывают факторы внутриутробных патологий и отсутствие надлежащей гигиены в период беременности. Таким образом, при постановке диагноза и его дифференциации от других кишечных инфекций учитываются факторы риска, имевшие место во время беременности и в неонатальный период. О причинах, признаках и лечении расскажем в статье.

Причины

Несмотря на то, что чаще всего энтероколит встречается у недоношенных детей, в частности тех, чей вес при рождении составлял менее 2-х кг, заболевание носит инфекционный характер и может проявиться у малыша с нормальными показателями при рождении.

Назвать точные причины возникновения энтероколита не представляется возможным, однако врачи выделяют несколько характерных особенностей:

  • женщина проходила курс лечения антибиотиками в перинатальный период;
  • внутриутробное или послеродовое заражение малыша паразитами;
  • нарушение витаминно-минерального состава в организме матери в связи с неправильно подобранным питанием;
  • состав грудного молока патологически вреден;
  • внутриутробное нарушение развития кишечника (частое явление, особенно для родившихся с недостаточной массой тела);
  • инфекции стафилококка, кишечной палочки;
  • травма, полученная при родах;
  • послеродовые осложнения (асфиксия, гипоксия и тяжелая кровопотеря);
  • неправильное или несвоевременное прикладывание к груди.

Одним из подвидов является аллергический энтероколит, основными симптомами которого, являются:

  • тошнота;
  • рвотные позывы;
  • диарея (до 10 раз в день);
  • в редких случаях, наблюдаются сильные рези в области тонкой кишки.

Аллергический энтероколит может возникнуть на фоне реакции на некоторые виды возбудителей — белок куриного яйца в состав которого входит лизоцим, отдельные сорта ягод, морепродукты.

Дополнительно у пациентов с подозрением на аллергический энтероколит, наблюдался прием:

  • йодосодержащих медикаментов,
  • антибиотиков,
  • некоторых видов сульфаниламидов.

Причиной может также стать отравление солями тяжелых металлов, грибами, лекарствами. Выявлена закономерность, что большинство случаев возникновения заболевания у новорожденных, были связаны с:

  • началом родовой деятельности, раньше установленного срока;
  • условиями проживания в семье с неблагополучной санитарной обстановкой;
  • игнорированием предписаний врача и наличием вредных привычек у матери.

Помимо основных причин в группу риска попадают младенцы, у которых:

  • кишечная инфекция попала в организм через рот (в таких случаях происходит развитие сальмонеллеза, холеры, дизентерии, шигеллеза);
  • произошло заражение энтеробиозом (острицей) или аскаридозом (аскаридами). Это свойственно детям грудного возраста;
  • нарушена работа поджелудочной железы, желудка или желчного пузыря;
  • выявлена пищевая аллергия, преимущественно на глютен и лактозу.

Со стороны матери причинами могут быть:

  • беспричинное употребление антибиотиков, прием которых даже в малых дозах, попадает в грудное молоко;
  • антисанитария в помещении новорожденного, нарушение правил гигиены по уходу за малышом;
  • поражение вирусом стафилококка в период вынашивания плода;
  • употребление запрещённых продуктов в период грудного вскармливания;
  • неправильный ввод прикорма.

Симптомы

У детей до года энтероколит имеет тенденцию проявляться внезапными приступами с острыми болями, но случается, что болезнь протекает, скрыто, незаметно увеличивая болевые ощущения у малышей.

Заболевание имеет следующие проявления:

  • частое и обильное срыгивание;
  • учащенный жидкий стул (диарея);
  • кровянистые сгустки в стуле новорожденных;
  • вздутие живота;
  • повышенный метеоризм;
  • ухудшение общего состояния малыша (снижается двигательная активность);
  • частая дефекация;
  • боли в мышцах и судороги (вследствие обезвоживания и потери хлоридов);
  • высокая температура, которая не проходит в течение 2 недель.

Самым опасным является инфекционный энтероколит, который проявляется резким повышением температуры тела. Чаще всего это значит, что в кишечник проникла инфекция или был случай проникновения вторичного инфицирования уже поврежденного участка кишечника.

Помимо описанных симптомов наблюдается:

  • вялое поведение новорожденного;
  • постоянная сонливость;
  • снижение аппетита;
  • беспричинные капризы.

В случаях с заболеванием у новорожденных чаще всего болезнь носит некротический характер. В группу риска детей, у которых может, проявится некротический энтероколит, входят:

  • новорожденные, родившиеся раньше положенного срока;
  • доношенные младенцы с отклонениями внутриутробного развития;
  • малыши с родовыми травмами (гипоксия головного мозга, ишемия и заболевания сердца).

В случае с подозрением на энтероколит у новорожденного необходимо знать, в каких случаях необходимо обращаться за экстренной медицинской помощью:

  • малышу нет 1 года;
  • за 12 часов, у ребенка наблюдался понос до 10 раз;
  • поднятие температуры выше 38 градусов;
  • кал смешан с кровяными прожилками;
  • потеря упругости кожи на фоне общей слабости малыша.

Главное помнить, что вызвав скорую помощь, необходимо постоянно восполнять потерю жидкости малышом с помощью пероральных гидратантов. В противном случае, обезвоживание, особенно у детей с маленькой массой тела, может привести к смерти. Давать лекарства не рекомендуется, поскольку медикаменты могут «смазать» имеющиеся симптомы.

Диагностика

После тщательного физического осмотра и изучения истории болезни, врач назначает проведение ряда диагностических процедур с целью уточнения диагноза и исключения грибкового или бактериального сепсиса.

При подозрении на нейтропенический энтероколит ребенку назначают рентгенографию, чтобы получить визуальную картину заболевания. Результаты рентгенограммы могут показать врачу наличие или отсутствие увеличения в воспаленных отделах кишечника.

Самыми результативными методами в постановлении диагноза на энтероколит являются копрограмма и бактериологический посев. При проведении копрограммы детально исследуется физико-химический состав кала, по результатам которого, можно обнаружить скрытое кровотечение или наличие яиц гельминта.

Несмотря на четко установленные правила проведения диагностики, чаще всего врачам приходится начинать лечение антибиотиками до получения результатов анализа. Если этого не сделать, то быстро прогрессирующий энтероколит способен в считанные дни привести необратимым процессов в кишечнике или смерти.

Хронический энтероколит диагностировать намного сложнее, поскольку для этого необходимо провести ряд исследований, направленных на определение степени истощенности кишечника. В этих целях назначается рентгенологическое обследование, на котором будет видно, есть ли изменения в структуре тканей и наличие язв.

Некротический энтероколит определяется при помощи ультразвуковой диагностики, которая показывает наличие свободной жидкости в брюшном отделе и скопление газов. УЗИ также покажет, есть ли некроз тканей кишечника.

Лечение

Терапевтические меры основываются на восстановлении работы желудочно-кишечного тракта. Лечение предупреждает развитие обострения, а также предотвращает его переход в хроническую форму.

Новорожденные и малыши до года в обязательном порядке переводятся на строгую диету, а также проходят курс медикаментозного лечения, который включает:

  • противомикробные препараты;
  • противовирусные;
  • витаминные комплексы;
  • ферменты;
  • средства против воспаления.

В тех случаях, когда причиной болезни послужили паразиты аскаридоза или гельминтоза, прежде всего, проводится терапия с использованием противопаразитных средств. Маленьким пациентам показан постельный режим и диета №4 (после улучшения состояния — №4Б).

Терапия детей на грудном вскармливании

Терапия при энтероколите у грудничка имеет свои особенности. В первую очередь, малышам назначается соблюдение строгой диеты. У грудничка симптомы и лечение непосредственно связаны: чем острее проявляется тот или иной признак болезни, тем целенаправленнее лечение.

В случаях, когда у грудных детей наблюдается развитие острого энтероколита, в первую очередь, проводится промывание желудка. Только после этого назначается диета, основанная на чае и/или воде. Таких детей направляют в инфекционный стационар.

После окончания срока диеты грудничка можно возвращать к прежнему питанию. Первое время его необходимо кормить часто и лучше всего грудным молоком. Если женщина не может продолжать грудное кормление, то врачи могут назначить лечебную смесь для искусственного вскармливания.

Лечение хронического энтероколита проводится в течение продолжительного времени и поэтапно. В большинстве случаев лечение длится от 6 до 10 месяцев, однако улучшения очевидны уже на 3-4 неделе.

Стоит помнить, что даже после значительного улучшения состояния больного, приостанавливать курс лечения не рекомендуется, поскольку это может спровоцировать рецидив заболевания.

Дети, находящиеся на общем столе, должны быть ограничены в употреблении:

  • острого, соленого и кислого;
  • коровьего молока;
  • жирных сортов рыбы и мяса;
  • меда;
  • мучных изделий.

Продукты, которые разрешено употреблять при энтероколите:

  • супы на нежирном бульоне;
  • творог, кефир;
  • яйца (отварные);
  • кисель;
  • сливочное масло;
  • рыба нежирная;
  • фрикадельки;
  • запеченные овощи и фрукты.

Матери новорожденных должны придерживаться вышеописанной диеты в период грудного кормления.

Возможные последствия

Прогноз заболевания зависит от его причин и своевременного начала терапии. Профилактика заключается в предупреждении и лечении кишечных инфекций. Большую роль в дальнейшей профилактике играет правильный образ жизни и соблюдение диеты.

Несмотря на общую благоприятность прогноза, при несвоевременном лечении энтероколит может вызвать следующие осложнения:

  • развитие некротизирующего энтероколита;
  • возбудители могут распространиться на другие органы и вызвать, например, менингит или пневмонию;
  • развитие псевдомембранозного энтероколита (характеризуется полным отсутствием бактерий в кишечнике).

Заключение

Диагноз «энтероколит» ставится новорожденным и малышам первого года жизни при одновременном наличии воспаления в тонком и толстом кишечнике. Лечение проводится, как правило, в стационаре и направлено на устранение воспаления и восстановление водно-солевого баланса организма и ферментативной функции кишечника.

Некротический энтероколит новорожденных

Некротический энтероколит новорожденных (НЭК) – это неспецифическое заболевание воспалительного характера, которое вызывается инфекционными агентами на фоне повреждения слизистой оболочки кишечника или ее функциональной незрелости. Симптомы включают соматические реакции и абдоминальные проявления. При длительном течении наблюдаются признаки перфорации кишечника и клиника перитонита. Диагностика НЭК сводится к физикальному обследованию, оценке симптомов по шкале Walsh и Kliegman и рентгенографии. Лечение зависит от стадии заболевания, может быть как консервативным, так и хирургическим.

  • Причины НЭК новорожденных
    • Классификация НЭК новорожденных
  • Симптомы и осложнения НЭК новорожденных
  • Диагностика НЭК новорожденных
  • Лечение НЭК новорожденных
    • Прогноз и профилактика НЭК новорожденных
  • Цены на лечение

Общие сведения

Некротический энтероколит новорожденных или «болезнь выживших недоношенных» – это гетерогенная патология, которая характеризуется развитием язв и некрозов стенки кишечника с дальнейшей перфорацией. Более 90% больных детей – недоношенные, с массой тела до 1500г. Общая заболеваемость составляет 0,5-3 на 1000 новорожденных. Прогноз, как правило, неясен, т. к. для НЭК характерно резкое ухудшение состояния на фоне мнимого благополучия. Часто требуется хирургическое вмешательство. Летальность в зависимости от формы колеблется от 25 до 55%. Даже после успешного проведения операции показатель смертности составляет свыше 60%. При условии выживания ребенка наблюдается тяжелый период реабилитации, остается высокий риск послеоперационных осложнений.

Причины НЭК новорожденных

Некротический энтероколит новорожденных – полиэтиологическое заболевание. Основными патогенетическими факторами являются гипоксия и ишемия в перинатальном периоде, нерациональное питание новорожденного и заселение кишечника аномальными микроорганизмами. К способствующим факторам относятся преждевременные роды, эклампсия, травмы ЦНС при родах, иммунодефицитные состояния у ребенка, аномалии развития кишечника, отягощенный семейный анамнез.

Ишемия кишечника может быть обусловлена внутриутробной асфиксией плода, при которой наблюдается централизация кровообращения, постановкой катетера в пупочную артерию, влекущей за собой спазм артерий и их тромбоэмболию, явлением «сгущения крови» и артериальной гипотензией, при которых нарушается ток крови и поступление питательных веществ. К алиментарным причинам развития некротического энтероколита новорожденных относят питание ребенка искусственными смесями и их резкую смену, использование гипертонических растворов, повреждающих слизистую оболочку кишечника, врожденную непереносимость молока, непосредственную инвазию патогенных агентов через ЖКТ. Наиболее часто причиной НЭК становятся Kl. pneumonia, E. coli, клостридии, стафилококки, стрептококки и грибы рода Candida.

Классификация НЭК новорожденных

По скорости развития выделяют следующие формы некротического энтероколита новорожденных:

  • Молниеносная. Перфорация стенки кишечника возникает на протяжении 36-48 часов после проявления первых симптомов – незначительного нарушения общего состояния ребенка. Характерна для доношенных детей с аномалиями развития ЖКТ (гастрошизис), гемолитической анемией, травмами ЦНС.
  • Острая. Дебют характеризуется абдоминальными симптомами. Как правило, спустя 8-16 часов присоединяются соматические проявления, резко ухудшается общее состояние ребенка. Без соответствующего лечения НЭК быстро переходит в 3 стадию. Наблюдается у детей с массой тела при рождении свыше 1500 г.
  • Подострая. Первичные абдоминальные проявления имеют перемежающийся характер, возникают поэтапно. Соматические расстройства развиваются медленно. Для этой формы характерно рецидивирующее течение. Обычно возникает у глубоко недоношенных детей с массой тела менее 1500 г.

В зависимости от массивности поражения различают следующие варианты НЭК:

  • Локальный. Патологические изменения наблюдаются на ограниченном отрезке кишечника.
  • Полисегментарный. Характерно поражение сразу нескольких участков.
  • Паннекроз или тотальный. В патологический процесс втягивается весь кишечник.

Симптомы и осложнения НЭК новорожденных

Некротический энтероколит новорожденных может возникать в первые 24 часа после родов (ранняя форма) или после 1 месяца жизни (поздняя форма), средний возраст детей на момент появления симптомов – 1-2 недели. Все проявления данной патологии можно разделить на 3 группы: соматические, абдоминальные, генерализованные. Первыми, как правило, появляются абдоминальные симптомы, которые почти сразу дополняются соматическими. Генерализованные проявления НЭК отмечаются при прогрессировании заболевания и возникновении перфорации кишечника, что, в зависимости от формы, может происходить через 1-3 дня.

В группу соматических симптомов входят патологические реакции организма на развитие НЭК: приступы апноэ, респираторный дистресс, олигурия, ухудшение микроциркуляции (позитивный симптом «белого пятна»). К абдоминальным признакам НЭК относятся симптомы раздражения брюшной полости и дисфункция ЖКТ: потеря аппетита, метеоризм, рвота желчью и кровью, отсутствие перистальтических шумов, мелена, асцит, покраснение кожи, отечность подкожной жировой клетчатки и резкое напряжение мышц передней брюшной стенки. Нарушения в организме ребенка, возникшие в результате прогрессирования некротического энтероколита новорожденных, объединяют в группу генерализованных проявлений. Сюда входят гипертермия, переходящая в гипотермию, артериальная гипотония, бледность и диффузный цианоз, выраженная вялость и сонливость, ДВС-синдром, дыхательная и сердечно-сосудистая недостаточность.

Большинство осложнений некротического энтероколита новорожденных, как правило, развиваются после проведенного хирургического лечения. Наиболее часто после оперативного вмешательства возникает кишечный свищ, синдром «укороченной кишки», хроническая диарея, демпинг-синдром, обезвоживание, синдром мальабсорбции, стриктура толстого кишечника, абсцесс, задержка физического развития. Также при НЭК могут встречаться патологические состояния, вызванные полным парентеральным питанием: дефицит витамина D (рахит), поражение печени (гепатит) и костей (деминерализация).

Диагностика НЭК новорожденных

Диагностика некротического энтероколита новорожденных включает в себя сбор анамнеза, клиническое, лабораторное и инструментальное обследование. Анамнестические данные могут помочь педиатру и детскому хирургу установить возможную этиологию, проследить за динамикой заболевания. При объективном осмотре выявляются присутствующие на данный момент клинические симптомы – абдоминальные, соматические и генерализованные проявления. Специфических лабораторных тестов для подтверждения НЭК не существует. Информативными являются следующие данные, полученные при проведении лабораторных исследований: лейкоцитоз со сдвигом формулы влево, лейкопения и тромбоцитопения в ОАК, ацидоз и гипоксемия при определении газового состава крови, гиперкалиемия и гипонатриемия в электролитном спектре, диспротеинемия и выявления С-реактивного протеина в белковом спектре, обнаружение крови в кале при пробе Грегерсена. С целью выявления инфекционного возбудителя проводится бактериальный посев, ИФА и ПЦР.

Ведущую роль в диагностике некротического энтероколита новорожденных играют инструментальные методы: рентгенография, УЗИ, КТ и МРТ. Они дают возможность визуализировать отек стенок кишечного тракта, плюс-ткань, наличие воздуха в брюшной полости, в просвете портальной или печеночной вен, а также отсутствие перистальтики на серии последовательных снимков. В педиатрии для подтверждения диагноза «некротический энтероколит новорожденных» и определения стадии заболевания применяется шкала Walsh и Kliegman. При использовании данной шкалы учитываются присутствующие у ребенка соматические симптомы, проявления со стороны желудочно-кишечного тракта и рентгенологические признаки. В зависимости от количества и выраженности проявлений выделяют подозреваемый НЭК (1а и 2а ст.), явный НЭК (2а и 2б ст.), прогрессирующий НЭК (3а и 3б ст.). Это имеет существенное значение при выборе тактики лечения.

Дифференциальная диагностика некротического энтероколита новорожденных проводится с такими патологиями как неонатальный сепсис, пневмония, пневмоперитонеум, кишечная непроходимость различного генеза, аппендицит новорожденного, бактериальный перитонит и спонтанная перфорация кишечника.

Читайте также:  Негативизм: что это такое, симптомы и коррекция состояния

Лечение НЭК новорожденных

Тактика лечения некротического энтероколита новорожденных зависит от тяжести состояния ребенка и стадии заболевания. Детям с 1а, 1б и 2а стадиями показана консервативная терапия. С момента постановки диагноза отменяется энтеральное питание и проводится постановка назо- или орогастрального зонда с целью декомпрессии. Ребенок переводится на полное парентеральное питание (TPN) в соответствии с клиническими протоколами. Параллельно назначаются антибактериальные препараты из групп пенициллинов (ампициллин) и аминогликозидов II поколения (гентамицин) в комбинации с медикаментами, действующими на анаэробную микрофлору (метронидазол). При неэффективности выбранной антибиотикотерапии применяют цефалоспорины III-IV поколения (цефтриаксон) в сочетании с аминогликозидами III поколения (амикацин). Таким детям рекомендованы пробиотики и эубиотики для нормализации кишечной микрофлоры. Также проводят СВЧ-терапию, вводят иммуномодуляторы и гамма-глобулины.

Детям с 2б, 3а и 3б стадиями показано хирургическое вмешательство. Объем операции зависит от распространенности поражения кишечника. Как правило, проводится экономная резекция пораженного участка с формированием энтеростомы или колостомы. При локальных формах НЭК возможно наложение анастомоза по типу «конец в конец». После операции назначается инфузионная терапия и медикаментозное лечение, аналогичное более ранним стадиям.

Прогноз и профилактика НЭК новорожденных

Исход НЭК зависит от тяжести общего состояния ребенка и стадии заболевания. Так как данные показатели почти всегда отличаются нестабильностью, прогноз считается сомнительным даже на фоне полноценного лечения. Профилактика некротического энтероколита новорожденных включает в себя антенатальную охрану здоровья плода, рациональное ведение беременности, грудное вскармливание в физиологических объемах. Согласно некоторым исследованиям, риск развития заболевания снижается при использовании эубиотиков, пробиотиков и IgA у детей из группы риска. При высоком риске преждевременных родов применяют глюкокортикостероиды с целью профилактики РДС.

Чем опасен некротизирующий энтероколит у новорожденных детей

Одной из наиболее тяжёлых патологий младенцев является некротизирующий энтероколит. Если раньше некротический энтероколит диагностировали преимущественно у недоношенных новорождённых, то сейчас подобная патология выявляется у младенцев с нормальным сроком гестации. Некроз поражает кишечник до 1-4% младенцев, поступающих в отделения интенсивной терапии. К сожалению, выживаемость новорожденных с некротизирующим энтероколитом крайне низкая – летальность составляет до 40%.

  1. Некротизирующий энтероколит – что это за болезнь?
  2. Основные признаки заболевания
  3. Почему малыши болеют некротизирующим энтероколитом
  4. Как определить патологию у грудничка
  5. Что делать с больным ребёнком

Некротизирующий энтероколит – что это за болезнь?

Некрозом называют отмирание тканей вследствие прекращения их питания, необратимого повреждения. На отмирающие ткани кишечника «набрасывается» условно патогенная микрофлора – кишечная палочка, кокки, клостридии, грибы Кандида. Микробы отравляют организм ядовитыми продуктами распада. Развивается сепсис – обширное поражение токсинами. Первые упоминания в медицинской литературе о некрозах кишечника у недоношенных детей относятся к 1964 году.

Некротизирующий энтероколит у новорожденных (НЭК) диагностируется на первых двух неделях жизни. Однако у 15% грудничков некротизирующий энтероколит прогрессирует сразу после рождения. Известны случаи болезни в месячном возрасте. Врачи называют некротический энтероколит участью выживших недоношенных. Патология представляет собой быстро нарастающее воспаление кишечника с отмиранием и разрывом стенки кишки.

Некротический энтероколит у младенцев начинается с поражения слизистой оболочки тонкого или толстого отдела. Чаще всего некротизирующий процесс поражает подвздошную и слепую кишку, восходящую и поперечную часть ободочной кишки. На последней фазе некрозу подвергается тощая, 12-перстная кишка и желудок.

Очаги отмирания разбросаны хаотично – относительно здоровая ткань перемежается с некротизированными участками. Образуется отёк, отслойка эпителия, разрушение кишечных ворсинок. Процесс скоро переходит со слизистого слоя на подслизистый. Серозная (внешняя)оболочка кишки утолщается из-за отёка.

Основные признаки заболевания

Течение некротизирующего процесса отличается широкой вариативностью – от лёгких форм до тяжёлых случаев перфорации кишечника, обширного воспаления брюшины и септического поражения организма.

Стадии НЭК младенцев:

  • 1 – клинические проявления выражаются во вздутии живота, задержке стула. Малыш часто срыгивает молоком, отказывается от еды, вялый, капризный, беспокойный. Стенки живота напряжённые, болезненные. На 1а стадии в стуле находят скрытую кровь, стул жидкий, пенистый. На 1б стадии обнаруживают явную кровь в кале;
  • 2 – по мере развития острого живота ухудшается состояние ребёнка. Давление понижается, учащается сердцебиение, малыш вялый и малоподвижный. Прогрессирует кишечная непроходимость. Врач отмечает наличие отека брюшной стенки. Признаки некротизирующего энтероколита 2а стадии характеризуются вздутым животом, атонией кишечника, прожилками слизи и крови в кале. Симптомы проявления 2б стадии – сильный отёк кишечника;
  • 3 – начинается некротический язвенный энтероколит. Состояние грудничка крайне тяжёлое. Малыш почти не двигается, дыхание поверхностное. Количество мочи на 3 стадии заболевания снижается до скудных капель. Развиваются тяжёлые нарушения уровня воды и электролитов. На стенке кишечной трубки образуются глубокие язвы, ведущие к перфорации. Перистальтика кишечника отсутствует. Возможно появление множественных тромбов. На 3а стадии развивается некроз кишечника. Для 3б стадии характерна перфорация кишечника, некроз брюшной полости.

По скорости развития симптомов некротизирующего энтероколита у новорожденных детей различают молниеносную (за 2 суток), острую и подострую форму. Некротизирующий энтероколит может захватывать ограниченный участок, несколько сегментов или почти весь кишечник малыша.

Почему малыши болеют некротизирующим энтероколитом

НЭК – болезнь новорожденных, среди которых 80-90% недоношенных. Имеются сведения о случаях энтероколита у доношенных грудничков.

Ведущими факторами развития некротизирующего энтероколита у новорожденных являются:

  • гипоксия или кислородное голодание плода в утробе матери;
  • сложные, затяжные роды повышают риск развития НЭК новорожденного;
  • нарушение иннервации и кровоснабжения кишечника;
  • заселение кишечника «неправильной» микрофлорой;
  • слабый иммунитет новорожденного;
  • позднее прикладывание к груди;
  • кормление неподходящими смесями, перекармливание/недокармливание;
  • врождённые аномалии ЖКТ;
  • иногда непереносимость молока – лактазная недостаточность;
  • нарушение гигиенических требований к кормлению – плохо промытые бутылочки и соски, длительное неправильное хранение готовой смеси.

Причины НЭК у новорождённых связаны с нарушением кровообращения кишечника и нехваткой кислорода в органах и тканях ЖКТ. Среди детей, вскормленных грудным молоком, случаи некротизирующего энтероколита встречаются гораздо реже, чем у малышей, растущих на смесях.

Как определить патологию у грудничка

Важно провести диагностику некротизирующего энтероколита у новорожденного быстро и точно. Над диагностикой некротизирующего энтероколита грудничка трудится команда детских специалистов: педиатр, хирург, гематолог, гастроэнтеролог, инфекционист, пульмонолог, эндоскопист.

Комплекс исследований включает:

  • осмотр врача, сбор анамнеза;
  • анализ кала, крови, мочи;
  • проводится ректоскопия;
  • рентгенография, УЗИ, компьютерная и магниторезонансная томография покажут скопление жидкости в брюшной полости, некроз кишечника.

Врачам надо отличать некротизирующий энтероколит новорожденного от других заболеваний тонкой и толстой кишки, очень похожих на НЭК. Такими патологиями являются: гнойно-септическое поражение, воспаление лёгких, атония и непроходимость кишечника, перитонит, аппендицит.

Что делать с больным ребёнком

Схема лечения некротического энтероколита разрабатывается с учётом стадии заболевания у новорожденного. Если процесс находится на 1а, 1б, 2а этапе, показана консервативная терапия:

  • кормят новорождённого только по зонду, введённому через нос или рот;
  • через зонд проводят декомпрессию желудка;
  • назначают ампициллин, гентамицин, метронидазол;
  • пробиотики Линекс, Бифидумбактерин и другие для восстановления микробного сообщества кишечника;
  • иммуностимулирующие мероприятия – введение иммуноглобулинов, физиотерапия.

Хирургическое вмешательство целесообразно на 2б, 3а, 3б фазе некротизирующего энтероколита. Хирург удаляет некротизированную часть кишки, стараясь сохранить как можно больше структуру и размер органа. Сначала проводят лапароскопию с диагностическими и лечебными целями.

Если объём поражения большой, приходится разрезать живот традиционным способом. Иногда в ходе операции накладывают гастростому – отверстие из желудка для питания через него. Колостома выводится при значительном иссечении толстого кишечника. Через полгода стомы могут убрать.

После операции на некротизирующий энтероколит питание через зонд сохраняется до тех пор, пока не пройдет болевой синдром и не восстановится работа ЖКТ. Естественное питание вводят постепенно, следя за состоянием ребёнка. Лучшим питанием новорожденного после лечения некротизирующего энтероколита является грудное молоко. Если малыш искусственник, используют смеси без лактозы, но с гидролизированным белком.

В будущем необходимо строго следить за питанием детей, перенёсших некротизирующий энтероколит. Для них сохраняется дробное питание с маленькими объёмами порций. Необходимо избегать определённых пищевых продуктов – жирного, острого, жареного, копчёного, сладкого. При должном уходе и соблюдении врачебных рекомендации прогноз по прооперированному некротизированному энтероколиту благоприятный.

Чем опасен некротизирующий энтероколит у новорожденных детей

Причины возникновения

В большинстве отделений интенсивной терапии новорожденных некротизирующий энтероколит носит эпидемический характер. Вспышки заболевания ассоциируются с рядом микроорганизмов – Klebsiella pneumoniae, Escherichia coli, Clostridia, коагулазо-отрицательным стафилококком, ротавирусом. Так как не существует единой универсальной причины развития энтероколита, принято выделять ряд факторов риска, предрасполагающих к заболеванию, а именно: ишемия кишечника, незрелость механизмов защиты, энтеральное кормление.

Роль ишемии в патогенезе некротизирующего энтероколита у новорожденных подтверждается данными о его частой ассоциации с такими факторами, как низкая оценка по шкале Апгар, катетеризация пупочных сосудов, полицитемия, сниженный кровоток в большом круге кровообращения. Принято считать, что при состояниях гипоксии или гипотензии происходит перераспределение кровотока с централизацией кровообращения и гипоперфузией органов брюшной полости. Несмотря на отсутствие прямой причинно-следственной зависимости между гипоксией и некротизирующим энтероколитом, существуют различия в регуляции сосудистого тонуса и кровотока у недоношенных и зрелых детей. Кишечник у недоношенных детей более чувствителен к повреждающему действию гипоксии и свободных радикалов кислорода, оказывающих отрицательный эффект на ткани в период их реперфузии. При катетеризации пупочных сосудов и повышении давления в портальной системе может происходить снижение кровотока в подвздошной или толстой кишке. Эмболия катетера может приводить к эмболии мезентериальных артерий. Введение препаратов кальция в сосуды пуповины может вызывать вазоспазм. Некротизирующий энтероколит также описан у детей, получавших индометацин с целью закрытия артериального протока.

Механизмы местной защиты у недоношенных новорожденных отсутствуют или функционально незрелы, что облегчает колонизацию кишечника патогенной микрофлорой. В патогенезе некротизирующего энтероколита рассматривается роль медиаторов воспаления, в частности фактора, активирующего тромбоциты. Данный фактор синтезируется лейкоцитами, стимулирует высвобождение комплемента, кислородных радикалов, катехоламинов, простагландинов, тромбоксана, лейкотриенов. Плазменные концентрации этого фактора выше у детей, перенесших энтероколит, по сравнению со здоровыми новорожденными. Более того, повышению концентрации фактора способствует энтеральное питание. В свою очередь, защитные факторы грудного молока (иммуноглобулины, антибактериальные агенты) могут оказывать протективное действие в отношении развития заболевания.

Механизм развития заболевания

Заболевания, которые переносят многие недоношенные новорожденные, вызывают ишемию слизистой оболочки кишечника, в результате централизации кровообращения, спазма сосудов, а иногда и микротромбоза сосудов поражённого органа. Некоторые состояния могут уже во внутриутробном периоде нарушать кровообращение кишечника. Это может быть наркомания у матери или плацентарная недостаточность. В результате патологических реакций местный иммунитет снижается и на неблагополучном фоне микроорганизмам легче поражать кишечную стенку.

На развитии заболевания сказывается характер питания ребёнка. Грудное молоко благоприятно влияет на желудочно-кишечный тракт новорождённого и на общее состояние ребёнка. Также при естественном вскармливании не нужно подсчитывать объём питания, при условии кормления малыша грудью. У недоношенных существует риск перегрузки кишечника, что также неблагоприятно влияет на заболевание.



Симптомы и диагностика

Клинические симптомы некротизирующего энтероколита у новорожденных достаточно вариабельны. К наиболее распространенным относятся такие признаки, как вздутие (увеличение) живота, рвота, поступление желчи через назогастральный зонд, учащение и разжижение стула, наличие неизмененной крови в испражнениях. При аускультации перистальтика кишечника не выслушивается вследствие развития динамической кишечной непроходимости (пареза). Общая симптоматика включает нестабильность температуры, апноэ, снижение спонтанной двигательной активности, гипотензию. Повышение давления в брюшной полости вследствие вздутия кишечника может приводить к респираторным нарушениям. Данные симптомы развиваются остро или постепенно.

В диагностике заболевания используется прежде всего обзорная рентгенография брюшной полости.

К неспецифическим признакам, обнаруживающимся при некротизирующем энтероколите у новорожденных, относятся расширение петель кишечника, утолщение его стенок, наличие выпота в полости брюшины. Диагностическим симптомом заболевания считается наличие интестинального пневматоза. Эти изменения обусловлены скоплением в кишечной стенке водорода как продукта бактериального метаболизма. Может наблюдаться линейная полоска газа внутри стенки, расположенная либо изолированно в тонкой кишке, либо распространяющаяся и на толстую кишку. Другой рентгенологический симптом – наличие пузырей газа в просвете кишечника. Если заболевание осложняется перфорацией, рентгенологически определяется пневмоперитонеум (наличие полосок свободного газа в брюшной полости). При развитии перитонита определяется затемнение в нижних отделах живота, смещение кишечных петель кверху.

Прогноз

Своевременное выявление болезни, неотложное начало ее лечения и отсутствие сопутствующих ей осложнений делает прогнозы на выздоровление максимально благоприятными.

Частые обострения хронического энтероколита могут привести к развитию белковой недостаточности. Нередко на фоне неконтролируемых рецидивов патологии у пациентов наблюдаются нарушения электролитного баланса крови. Такие патологические изменения опасны для больного, поскольку они нарушают процесс питания внутренних органов, что может привести к истощению организма.

Подобное отклонение, в свою очередь, способно приводить к целому ряду серьезных осложнений. Они могут проявиться в виде нарушений функционирования нервной системы, а также посредством развития воспалительных процессов соседних отделов ЖКТ.

Лечение

Целью лечения некротизирующего энтероколита у новорожденных детей прежде всего является ограничение прогрессирования заболевания. Если ребенок вскармливался энтерально, такое кормление прекращается, проводится декомпрессия желудка. Назначаются антибиотики широкого спектра действия с учетом их эффекта в отношении нозокомиальной флоры. К таким препаратам относятся цефалоспорины 2-3-го поколений (цефокситин, цефтазидим), аминогликозиды 3-го поколения (тобрамицин, амикацин, нетромицин), карбапенемы (тиенам, меронем), дополнительно могут назначаться антистафилококковые антибиотики (ванкомицин).

При появлении признаков перфорации кишечника в лечение включаются антианаэробные препараты (метронидазол, клиндамицин). Обеспечивается центральный венозный доступ и проводится парентеральное питание. Так как в результате воспалительного процесса в кишечнике происходит значительная секвестрация жидкости в третьем пространстве, необходимо проводить коррекцию гиповолемии коллоидными и кристаллоидными препаратами (свежезамороженная плазма, альбумин, глюкозо-солевые растворы) в течение первых 2 — 3-х суток, а также поддерживать стабильную гемодинамику и периферическую перфузию введением инотропных препаратов (дофамин). При появлении респираторных нарушений возможен перевод детей на вспомогательную или искусственную вентиляцию легких.

Рентгенологический контроль может проводиться каждые 6-8 часов в течение первых 2-3 дней заболевания. Около 1/4-1/2 больных требуют хирургического вмешательства. Наиболее важное показание к операции – наличие пневмоперитонеума. Другими показаниями могут быть: клиническое ухудшение, наступающее несмотря на проводимую агрессивную терапию; наличие газа в системе воротной вены и постоянно расширенных петель кишечника на серии рентгенограмм; признаки перитонита или гангрены кишечника. Цель операции заключается в иссечении некротизированного кишечника и ревизии брюшной полости.

При благоприятном течении заболевания возобновление энтерального кормления возможно через 10-14 дней.

Осложнения

Среди половины выживших детей возможны отдаленные осложнения – стриктуры кишечника и синдром короткой кишки. Стриктуры формируются вследствие фиброза и наиболее часто локализуются в толстой кишке. У таких детей через 2-3 недели после выздоровления повторно развивается вздутие живота. Как правило, наличие стриктур требует их хирургического иссечения. Вследствие резекции участков кишечника у детей может наблюдаться синдром мальабсорбции и синдром короткой кишки.

Нормальная длина тонкого кишечника у новорожденных составляет 2-3 м. Наиболее распространенной причиной развития синдрома короткой кишки становится резекция его участков при некротизирующем энтероколите, завороте средней кишки, атрезиях тощей или подвздошной кишки, гастрошизисе. Укорочение кишечника приводит к уменьшению площади поверхности, с которой осуществляется абсорбция нутриентов и электролитов. Резекция илеоцекального сегмента приводит к более серьезным нарушениям, так как вследствие отсутствия илеоцекального клапана возможен рефлюкс из толстой кишки в тонкую с колонизацией ее толстокишечной микрофлорой. Адаптация кишечника после резекции заключается в его умеренной дилатации, гипертрофии слизистой оболочки, что увеличивает площадь всасывания на единицу длины кишечника. По мере роста ребенка длина кишечника также увеличивается. Увеличение размера и усиление функциональной активности слизистой оболочки более характерно для подвздошной кишки по сравнению с тощей кишкой. Окончательно процессы адаптации могут не завершаться и к 2 годам. Тем не менее, в неонатальном периоде крайне важно осуществлять правильное ведение таких детей для становления нормальной функции кишечника в последующем.

При синдроме короткой кишки могут развиваться стеаторея, дефицит витаминов и некоторых микроэлементов, поскольку всасывание солей желчных кислот, жирорастворимых витаминов и минералов осуществляется в дистальной части подвздошной кишки. Для уменьшения стеатореи используется холестирамин – ионообменная смола, связывающая соли желчных кислот. Мальабсорбцию жиров следует устранять их дополнительным энтеральным либо парентеральным введением. Необходимо также осуществлять дополнительное введение витаминов А, D, E, K, В12, цинка и магния. После резекции кишечника возможно повышение секреторной активности желудка. Для профилактики данного состояния, которое может способствовать формированию низкой pH в двенадцатиперстной кишке и инактивации панкреатических ферментов, применяются H2-блокаторы (циметидин). При избыточной колонизации тонкого кишечника толстокишечной микрофлорой может нарушаться всасывание жиров, витамина В12, возможно снижение уровней мальтазы, лактазы, сахаразы, энтерокиназы, что приводит к диарее вследствие мальабсорбции. В данной ситуации назначаются циклические курсы антибактериальной терапии.

Читайте также:  Отзывы родителей и педиатров о препарате Цераксон для детей

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии данного заболевания обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Последствия НЭК

При приеме многих препаратов нужно все время держать под контролем их уровень в крови, поскольку из-за чрезмерной их концентрации малыш начать плохо слышать. Причина кроется в негативном воздействии антибиотиков на нерв во внутреннем ухе. Наиболее распространенные последствия НЭК таковы:

  • Язва кишечника.
  • Затруднение дыхания.
  • Нарушение работы почек.
  • Понижается давление крови.

В срочном порядке назначается операция, если самочувствие ребенка плохое и не исполняет свои функции толстый кишечник наряду с тонким. Недостаток крови и жидкости, который происходит во время кровотечения или воспаления, лишь затрудняет положение. Из-за пониженного давления может пострадать мозговая деятельность. В таком случае малыш будет нуждаться в парентеральном питании на неопределенный срок. Это может навредить работе печени. Примерно через 3-6 месяцев после перенесенного недуга возможна следующая патология – замедление функций тонкого кишечника, язва. Здесь необходимо вмешательство хирурга.

Интестинальный белок, связывающий жирные кислоты, в диагностике некротизирующего энтероколита у детей

Некротизирующий энтероколит является многофакторной патологией с неуточненным патогенезом. Эти факторы в значительной степени усложняют дифференциальную диагностику, что оказывает влияние на своевременную терапию и прогноз заболевания. Интестинальный бело

Abstract. Necrotizing enterocolitis is a multifactorial pathology with an unspecified pathogenesis. These factors significantly complicate the differential diagnosis, which affects timely therapy and prognosis of the disease. The intestinal fatty acid binding protein that binds fatty acids is a specific marker of enterocyte damage; however, the reference values have not yet been clarified. This marker has proven itself in pathologies such as celiac disease, purulent diseases and abdominal trauma, during abdominal operations and other pathologies accompanied by changes in the morphological and histological picture in the intestine. The article presents modern literature data on the diagnostic value of determining the level of protein that binds fatty acids as a marker of damage to enterocytes in necrotizing enterocolitis in children. The value is shown both for differential diagnostics and the prognostic value of an increase in the concentration of the marker in the blood or urine of patients.

Резюме. Некротизирующий энтероколит является многофакторной патологией с неуточненным патогенезом. Эти факторы в значительной степени усложняют дифференциальную диагностику, что оказывает влияние на своевременную терапию и прогноз заболевания. Интестинальный белок, связывающий жирные кислоты, является специфическим маркером повреждения энтероцитов, однако до настоящего дня не уточнены его референсные значения. Данный маркер зарекомендовал себя при таких патологиях, как целиакия, гнойные заболевания и травмы живота, при проведении абдоминальных операций и прочих патологиях, сопровождающихся изменениями морфологической и гистологической картины в кишечнике. В статье приведены современные литературные данные о диагностической ценности определения уровня белка, связывающего жирные кислоты, как маркера повреждения энтероцитов при некротическом энтероколите у детей. Показано значение как при проведении дифференциальной диагностики, так и прогностическое значение повышения концентрации маркера в крови или моче пациентов.

Некротизирующий энтероколит (НЭК) является одним из наиболее распространенных тяжелых заболеваний желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) у новорожденных детей с очень низкой массой тела (частота – 3–15%). Смертность при НЭК, по разным данным, составляет от 15% до 30% [1, 2]. Выжившие после НЭК часто имеют пожизненные последствия, такие как синдром короткого кишечника и нутритивные, неврологические нарушения [3]. Патофизиология данной патологии считается многофакторной и окончательно не ясна. В связи с этим раннее вмешательство, направленное на целенаправленное, научно обоснованное манипулирование патофизиологическими путями, неосуществимо. Незрелость кишечника, гипоксия-ишемия, энтеральное питание и микробный дисбактериоз играют определенную роль в индуцировании воспалительной реакции в кишечнике. Этот воспалительный каскад приводит, особенно в клиническом начале заболевания, к неспецифическим симптомам, которые могут напоминать сепсис, препятствуя быстрому клиническому диагнозу и, следовательно, соответствующей терапии. Клиническая картина НЭК может представлять собой различные пути развития заболевания с конечным исходом в виде некроза кишечника [4–6]. В последние десятилетия достигнут незначительный прогресс в диагностике и лечении НЭК, отчасти из-за неясной этиологии и определения.

В определении уровня повреждения энтероцитов в последние годы используют интестинальный белок, связывающий жирные кислоты (ИБСЖК). ИБСЖК продуцируется в энтероцитах. У здоровых людей концентрация данного белка в крови или моче незначительная, но при повреждении кишечника любой этиологии ИБСЖК в течение 60 минут высвобождается в кровь, в этой связи его относят к наиболее ранним и клинически значимым маркерам повреждения энтероцита [7].

Доказано повышение содержания в крови I-FABP при травмах живота, при посттравматическом шоке и септических состояниях кишечника, крупных абдоминальных операциях [8–11]. Валидность использования ИБСЖК в диагностике НЭК демонстрирует целый ряд исследований [12–14].

В частности, в метаанализе, включающем 9 исследований, Sun et al. определили AUC = 0,86 (95%) I-FABP для диагностики острой кишечной ишемии, с объединенной чувствительностью и специфичностью 0,80 (95%) и 0,85 (95%) соответственно [14].

В метаанализе, проведенном K. W. Reisinger с соавт., проанализированы 10 статей, включавших 572 ребенка (262 ребенка с НЭК и 310 здоровых из контрольных групп). ИБСЖК достоверно показал положительную связь с НЭК новорожденных: стандартизированное среднее отличие – 2,88, 95% ДИ 2,09–3,67. При этом экспрессия ИБСЖК была выше у пациентов с развитой стадией НЭК (III стадия или II стадия + III), чем у пациентов с ранней стадией НЭК (I стадия): стандартизированное среднее отличие – –0,48, 95% ДИ –0,87–0,09, р = 0,015. Выборочный анализ подгрупп показал, что экспрессия ИБСКЖ достоверно положительно коррелировала с неонатальным НЭК как в подгруппах с мочой, так и в подгруппах с кровью [15]. По данным M. Schurink с соавт., у новорожденных с подозрением на НЭК уровень ИБСЖК, определяемый в моче, сильно коррелирует с содержанием ИБСЖК, что дает возможность выбрать наиболее подходящий способ измерения маркера, при этом расчет соотношения ИБСЖК/креатинин в моче кажется излишним. Также обнаружены умеренно сильные корреляции между I-ИБСЖК и интерлейкином-6 (ИЛ-6), лейкоцитами (WBC) и лактатом [16–17].

В 2017 г. в Египте проведено проспективное исследование с участием 160 недоношенных новорожденных сроком гестации менее 35 недель и весом менее 2000 г, находящихся в отделении интенсивной терапии новорожденных. У пациентов оценивалась вероятность развития НЭК, после чего новорожденные были разделены на две группы. Первая состояла из 18 недоношенных новорожденных с симптомами и признаками НЭК, вторая включала 10 недоношенных новорожденных (группа сравнения). Все дети были подвергнуты полному клиническому обследованию, рентгенографии брюшной полости и диагностике сывороточного ИБСЖК. Впервые уровень ИБСЖК был оценен при рождении, и было установлено, что средние концентрации ИБСЖК в сыворотке крови исследуемой группы были выше, чем в группе сравнения. Далее при первом кормлении, в момент постановки диагноза наблюдалась та же закономерность. Через неделю после постановки диагноза НЭК средние концентрации ИБСЖК в сыворотке крови исследуемой группы стали достоверно снижаться по сравнению с уровнем маркера на момент постановки диагноза на 1-й и 2-й стадиях. Ученые рекомендуют проведение серийных измерений уровня ИБСЖК в сыворотке крови для ранней диагностики и прогнозирования тяжести заболевания при НЭК [18].

Y. F. Tian с соавт. с целью изучения значения комбинированного измерения ИБСЖК и фекального кальпротектина (ФК) при НЭК обследовали 36 доношенных новорожденных с данной патологией (группа наблюдения) и 39 новорожденных без заболеваний пищеварительной системы (группа сравнения). Ими установлено, что уровни ИБСЖК и ФК в 1-й группе были достоверно выше, чем во 2-й, при этом в группе пациентов с НЭК уровень ИБСЖК положительно коррелировал с уровнем ФК в кале (r = 0,71). При диагностике НЭК только ИБСЖК, только ФК и их комбинации имели чувствительность 83,3%, 81,5% и 79,5%, специфичность 72,5%, 75,8% и 86,3% соответственно. Ученые делают вывод о том, что у детей с НЭК наблюдается значительное повышение уровня ИБСЖК и ФК и между ними существует корреляция, а комбинированное измерение данных маркеров может повысить специфичность диагностики НЭК [19].

При обследовании 41 доношен-ного новорожденного с НЭК (I стадия – 24 случая; II–III стадия – 17 случаев) в сопоставлении с 62 детьми группы сравнения установлено, что дети из 1-й группы имели достоверно более высокие уровни ИБСЖК в сыворотке крови, чем в контрольной группе (р 0,05) [20].

S. Coufal с соавт. провели анализ парных образцов сыворотки крови (при поступлении в отделение и через неделю) и мочи (собранные в течение двух дней с интервалом в 6 ч) у 42 пациентов с подозрением на НЭК. Этих детей позже разделили на группы НЭК (n = 24), в том числе 13 после желудочно-кишечных операций, и сепсиса (n = 18), используя стандартные критерии. Контрольной группой служили здоровые новорожденные (n = 12). Установлено, что пациенты с НЭК имели значительно более высокие уровни сывороточного и мочевого ИБСЖК, чем дети с сепсисом или здоровые младенцы. Мочевой ИБСЖК обладает высокой чувствительностью (81%) и специфичностью (100%), а его повышение может служить критерием в дифференциальной диагностике НЭК и сепсиса у пациентов после операции/неонатального сепсиса, в том числе послеоперационного, в большей степени, чем рентгенография брюшной полости [21].

ИБСЖК – перспективный в дифференциальной диагностике и прогностическом плане маркер. Необходимы крупные многоцентровые исследования для уточнения его референса и конкретизации диагностически значимых уровней при различных патологиях. Также определение ИБСЖК может быть перспективным в качестве показателя восстановления энтероцитов после перенесенного НЭК и выбора тактики терапевтического сопровождения при диспансерном наблюдении детей в последующем.

Литература/References

  1. Neu J., Walker W. A. Necrotizing enterocolitis // N Engl J Med. 2011; 364 (3): 255–264.
  2. Yee W. H., Soraisham A. S., Shah V. S., Aziz K., Yoon W., Lee S. K. Canadian Neonatal Network Incidence and timing of presentation of necrotizing enterocolitis in preterm infants // Pediatrics. 2012; 129 (2): 298–304.
  3. Hickey M., Georgieff M., Ramel S. Neurodevelopmental outcomes following necrotizing enterocolitis // Semin Fetal Neonatal Med. 2018; 23 (6): 426–432.
  4. Neu J. Necrotizing enterocolitis: the mystery goes on // Neonatology. 2014; 106 (4): 289–295.
  5. Niemarkt H. J., de Meij T. G., van de Velde M. E., van der Schee M. P., van Goudoever J. B., Kramer B. W., et al. Necrotizing enterocolitis: a clinical review on diagnostic biomarkers and the role of the intestinal microbiota // Inflamm Bowel Dis. 2015; 21 (2): 436–444.
  6. Sharma R., Hudak M. L. A clinical perspective of necrotizing enterocolitis: past, present, and future // Clin Perinatol. 2013; 40 (1): 27–51.
  7. Хавкин А. И., Жирнова С. А., Новикова В. П. Биологическое и клиническое значение интестинального белка, связывающего жирные кислоты, в клинической практике // Вопросы детской диетологии. 2020; 18 (1): 56–62. [Khavkin A. I., Zhirnova S. A., Novikova V. P. Biologicheskoye i klinicheskoye znacheniye intestinal’nogo belka, svyazyvayushchego zhirnyye kisloty, v klinicheskoy praktike [Biological and clinical significance of intestinal protein that binds fatty acids in clinical practice] Voprosy detskoy diyetologii. 2020; 18 (1): 56–62.]
  8. Voth M., Lustenberger T., Relja B., Marzi I. Is I-FABP not only a marker for the detection abdominal injury but also of hemorrhagic shock in severely injured trauma patients? // World J Emerg Surg. 2019; 21: 14: 49.
  9. Assimakopoulos S. F., Akinosoglou K., de Lastic A. L., Skintzi A., Mouzaki A., Gogos C. A. The Prognostic Value of Endotoxemia and Intestinal Barrier Biomarker ZO-1 in Bacteremic Sepsis // Am J Med Sci. 2019; S0002-9629 (19): 30359-3.
  10. Xie S., Yang T., Wang Z., Li M., Ding L., Hu X., Geng L. Astragaloside IV attenuates sepsis-induced intestinal barrier dysfunction via suppressing RhoA/NLRP3 inflammasome signaling // Int Immunopharmacol. 2019; 78: 106066.
  11. Kong C., Li S. M., Yang H., Xiao W. D., Cen Y. Y., Wu Y. et al. Screening and combining serum biomarkers to improve their diagnostic performance in the detection of intestinal barrier dysfunction in patients after major abdominal surgery // Ann Transl Med. 2019; 7 (16): 388.
  12. Cheng S., Yu J., Zhou M., Tu Y., Lu Q. Serologic Intestinal-Fatty Acid Binding Protein in Necrotizing Enterocolitis Diagnosis: A Meta-Analysis // Biomed Res Int. 2015; р. 156704.
  13. Gregory K. E., Winston A. B., Yamamoto H. S., Dawood H. Y., Fashemi T., Fichorova R. N., et al. Urinary intestinal fatty acid binding protein predicts necrotizing enterocolitis // J Pediatr. 2014; 164 (6): 1486–1488.
  14. Sun D. L., Cen Y. Y., Li S. M., et al. Accuracy of the serum intestinal fatty-acid binding protein for diagnosis of acute intestinal ischemia: a meta-analysis // Sci Rep. 2016; 6: 34371.
  15. Reisinger K. W., van der Zee D. C., Brouwers H. A., Kramer B. W., van Heurn L. W., Buurman W. A., et al. Noninvasive measurement of fecal calprotectin and serum amyloid A combined with intestinal fatty acid-binding protein in necrotizing enterocolitis // Journal of pediatric surgery. 2012; 47 (9): 1640–645.
  16. Schurink M., Scholten I. G., Kooi E. M., Hulzebos C. V., Kox R. G., Groen H., Heineman E., Bos A. F., Hulscher J. B. Intestinal fatty acid-binding protein in neonates with imminent necrotizing enterocolitis // Neonatology. 2014; 106 (1): 49–54.
  17. Schurink M., Kooi E. M., Hulzebos C. V., Kox R. G., Groen H., Heineman E., et al. Intestinal fatty acid-binding protein as a diagnostic marker for complicated and uncomplicated necrotizing enterocolitis: a prospective cohort study // PLoS One. 2015; 10 (3): e0121336.
  18. Abdel-Haie O. M., Behiry E. G., Abd Almonaem E. R., Ahmad E. S., Assar E. H. Predictive and diagnostic value of serum intestinal fatty acid binding protein in neonatal necrotizing enterocolitis // Ann Med Surg (Lond). 2017; 21: 9–13.
  19. Tian Y. F., Li L., Mi H. Y., Huang-Pu C. R., He S., Xu X. Y., Cao Y. J. Value of combined measurement of intestinal fatty acid-binding protein and fecal calprotectin in diagnosis of necrotizing enterocolitis in full-term neonates // Zhongguo Dang Dai Er Ke Za Zhi. 2016; 18 (11): 1080–1083.
  20. Huang-Fu C. R., Li P., Tian Y. F. Clinical significance of serum intestinal fatty acidbinding protein in full-term infants with necrotizing enterocolitis // Zhongguo Dang Dai Er Ke Za Zhi. 2014; 16 (11): 1125–1128.
  21. Coufal S., Kokesova A., Tlaskalova-Hogenova H., Snajdauf J., Rygl M., Kverka M. Urinary Intestinal Fatty Acid-Binding Protein Can Distinguish Necrotizing Enterocolitis from Sepsis in Early Stage of the Disease // J Immunol Res. 2016; р. 5727312.

И. А. Бавыкина* , 1 , кандидат медицинских наук
А. А. Бердников**

* ФГБОУ ВО ВГМУ им. Н. Н. Бурденко Минздрава России, Воронеж, Россия
** БУЗ ВО ВОДКБ № 1, Воронеж, Россия

Интестинальный белок, связывающий жирные кислоты, в диагностике некротизирующего энтероколита у детей/ И. А. Бавыкина, А. А. Бердников
Для цитирования: Лечащий врач № 9/2020; Номера страниц в выпуске: 31-33
Теги: кишечник, воспаление, интестинальный белок

Ссылка на основную публикацию