Сказка про злыдней — украинская народная сказка, читать детям онлайн

Сказка про злыдней — украинская народная сказка

Сказка про двух братьев: богатого и бедного. Богатый сторонился своего брата. Как-то бедный брат обнаружил у себя в избе злыдней, засунул их в бочку и в овраг скинул. После этого хозяйство его в гору пошло.

Сказка про злыдней читать

Жил себе мужик, да такой бедный, такой бедный, что иной раз не только ему, а и малым деткам поесть было нечего. И был у того мужика богатый брат. Вот у бедняка — дети, а у богатого — нету сына. Встречает раз богач бедняка и говорит:
— Помолись, братец, богу за меня, может, пошлет он мне сына, а я уж тогда позову тебя в кумовья.

— Хорошо, — говорит бедняк.
Вот прошло, может, с год, и доведался бедный брат от людей, что родился у богача сын. Приходит он к жене и говорит:
— А знаешь, у брата-то ведь сын родился.
— Разве?
— Ей-ей! Пойду-ка я к брату: он говорил, что как пошлет ему господь сына, меня в кумовья возьмет.
А жена говорит:
— Не ходи, муженек, если б он хотел тебя в кумовья позвать, то и сам бы за тобою прислал.
— Нет, пойду уж, хоть на крестника погляжу. Пошел. Вот пришел, уселись они за стол, беседуют. Вдруг приходит богатый сосед, надо богача в красном углу усадить, — вот и говорит он брату:
— Подвинься, брат, пускай человек за стол сядет.
Тот подвинулся. Приходит и другой богач, а брат опять: «подвинься»; а потом как собралась их полная хата, то прежде бедный хоть у стола сидел, а то уж и у порога места ему нету.
Вот потчует брат богачей, а бедного брата не угощает. Уже богачи и пьяным-пьяны, всякий вздор мелют, а бедняку и капли не перепало. Пощупал он карманы, а там семечек немного. Достал он семечки, грызет, будто после чарки закусывает. Вот заметили богачи у него семечки.
— Дай, — говорят, — и нам!
— Берите, — говорит.
Взял себе один, а тут и второй руку протягивает, и третий… да так все и забрали. Посидел бедный брат еще немного да так не солоно хлебавши и пошел домой.
Приходит домой, а жена спрашивает:
— Ну, как?
— Да так, как ты говорила. И в кумовья не взял, и крошки от богачей не видал, да еще все семечки забрали…
А было воскресенье, и был бедняк скрипачом, музыкантом. Вот взял он скрипку и начал с горя да печали играть. Как услышали дети, взялись и давай плясать. Вдруг, глядь, а вместе с детьми и какой-то малышок пляшет, да еще не один. Удивился бедняк, бросил играть, — а они поскорей под печь кинулись, толпятся, толкаются, так их много.
Вот мужик и спрашивает:
— Что вы такое?
А те из-под печки тоненькими голосками:
— Да мы, — говорят, — злыдни!
А мужик задумался и говорит:
— Вот оттого я и бедный, что в хате у меня злыдни завелись!
И спрашивает их:
— А что, хорошо вам под печью сидеть?
А они:
— Да какое там хорошо! Такая теснота, что не приведи господи! Разве не видишь, сколько нас расплодилось?
— Раз так, — говорит бедняк, — постойте, я вам гнездо попросторней найду.

И побежал побыстрей, взял бочку, внес ее в хату, да и говорит этим злыдням:
— Залезьте сюда!
И как начали они туда лезть — все повлезли.
Взял тогда мужик донышко, забил поскорей бочку, вывез ее на поле, да и бросил. Приходит домой и хвалится детям, как он от злыдней избавился!
— Ну, теперь, — говорит, — может, даст бог, наше хозяйство и получшает.
Прошло с полгода, а может, и больше, и пошло у него хозяйство в гору, стали ему и богачи завидовать. Что ни сделает — все ему удается, что ни купит — на всем зарабатывает; посеет на поле рожь или пшеницу, и такая уродится она колосистая, что так к земле и клонится. Вот и стали все люди уже удивляться, что был-де сначала такой бедняк — детей нечем было прокормить, а теперь так хорошо живет.
Одолела богача зависть, приходит он к нему и спрашивает:
— Как оно случилось, что стала тебе во всем по хозяйству удача?
— А потому удача, что злыдней не стало.
— А куда ж они делись?
— Загнал их в бочку, отвез на поле и бросил.
— Где?
— Да вон там, под оврагом.
Вот богач и побежал туда поскорей, а там и вправду бочка.
Выбил он днище, а оттуда злыдни так валом и повалили. И говорит он злыдням:
— Да вы уж лучше к — брату моему ступайте, он забогател уже.
А злыдни:
— Ой, нет, он недобрый, вишь, куда нас запроторил! А ты человек добрый, вот мы к тебе и пойдем.
Богач от них наутек, а злыдни за ним как уцепились и пришли к нему в хату. И уж как разгнездились у него в хате, что совсем обеднял богач — еще бедней стал того брата, что бедняком был. Каялся уж тогда, да поздно было!

Про злыдней

Жил в каком-то селе мужик, такой бедный, что часто, бывало, и поесть нечего и маленьким его детям, и ему с женой. Работать он не ленился, трудился с самого утра до позднего вечера, а все что-то не ладилось. Бьется он как рыба об лед, никак из нужды вылезти не может.

“Что за причина? Почему я никак из нужды не вылезу?” — думает бедняк.

А причина этому была такая: поселились у него в хате под печкой злыдни и во всем ему мешали.

За что мужик ни возьмется — все злыдни портят, всякие пакости придумывают, всякий вред ему наносят: то пшеницу сгноят, то волов уморят, то в огород чужих свиней впустят.

Как-то раз под праздник раздобыл бедняк кусок сала да краюшку хлеба и стал кормить своих ребят.

А был он музыкант — любил на скрипке играть. И так хорошо играл, что заслушаться было можно.

Вот после ужина взял он скрипку и стал играть. Как услышали дети музыку, вскочили все — руки в боки и давай танцевать!

Танцуют дети, а отец смотрит на них, радуется. Глядь — вместе с ними танцуют какие-то человечки: уродливые, маленькие, ручки длинные, шейки тоненькие, мордочки гадкие, злобные. И так их много, что и не сочтешь.

Догадался бедняк, что это злыдни. Отложил он скрипку в сторону, а злыдни всей гурьбой бросились под печку. Толкались, толкались—спрятались.

Вот бедняк и догадался сразу, как от них избавиться. Как забрались злыдни под печь, он и спрашивает их:

— Может, вам под печью тесно, неудобно сидеть?

А злыдни ему в ответ:

— Нет, не плохо! Нам хорошо! Удобно! Мы всюду можем поместиться!

Достал бедняк свой рожок, понюхал табаку да и говорит:

— А в этот рожок поместитесь?

— Поместимся! — отзываются злыдни.

— А ну посмотрим, как вы поместитесь! — сказал мужик да и опустил открытый рожок пониже.

А голоса уж из рожка слышатся:

— Вот мы все в твоем рожке!

— А под печкой остался кто?

— Никого нет! Все в рожке! Все!

А мужику только того и надо. Закрыл он покрепче свой рожок, потом пошел к заброшенной мельнице и засунул рожок под тяжелый жернов:

— Оставайтесь тут навсегда, не нужны вы мне!

Да и вернулся домой.

И с того дня сразу стало бедняку хорошо: что ни задумает — все ему удается, во всем ему удача. Появился у него достаток, перестали его дети голодать. Завел он волов, свиней. Смотрят на него люди, сами дивятся.

А в том же селе жил другой мужик, богатый — богаче его во всем селе никого не было. И был он такой завистливый, что второго такого и не сыщешь! Очень ему было досадно, если кто другой не нуждался, на поклон к нему не шел.

Проведал он, что бедняк от нужды избавился, ровней ему стал, и так озлобился, что и не расскажешь!

Долго богатей отгадывал да раздумывал, как это разжился мужик-горемыка, но не мог отгадать, не мог додуматься.

Вот пошел он как-то к бедняку и стал с разными шутками да прибаутками выведывать у него, отчего тот стал в таком достатке жить.

— Да вот работаю рук не покладая, оттого и живу хорошо!

— Ну, а прежде разве меньше работал?

— Не меньше, да злыдни мешали: в избе у меня поселились, все дела портили, во все лезли. Хорошо, догадался я избавиться от них!

— Как догадался-то? Как избавился?

— Да вот заманил их в рожок, закрыл крепко-накрепко и засунул этот рожок со злыднями под жернов на заброшенной мельнице.

Читайте также:  Почему у грудничка бывает кашель без температуры и чем помочь малышу

— Вот оно что! — говорит богатый.— Ну, прощай, мне домой пора!

Попрощался и ушел. Да не домой пошел, а прямо на ту заброшенную мельницу. Пришел, нашел жернов, под который бедняк свой рожок засунул, приподнял его и достал рожок. Открыл крышку и говорит:

— А ну, злыдни, выходите на волю! Идите к своему хозяину! Он по вас соскучился.

Думал богач, что злыдни так и бросятся назад к бедняку.

— Ну нет! Не пойдем мы к нему! Боимся. Он опять какую-нибудь хитрость придумает. Того и гляди, совсем нас погубит, со свету сживет. Ты нас избавил, ты нас на волю выпустил — к тебе в хату и пойдем: ты добрый!

— Э! — закричал богач.— На что вы мне нужны! Не хочу. Не возьму вас к себе в хату! Прочь от меня убирайтесь!

Куда там! Все злыдни разом кинулись к богатею-завистнику, обхватили его крепко со всех сторон, уцепились — и не оторвешь! Скидывал он злыдней, скидывал, да не мог скинуть, не мог освободиться — так и пошел со злыднями домой.

Вошел в хату — злыдни соскочили с него и разбежались, спрятались кто куда. Да так спрятались, что и не найдешь! И стали злыдни с того дня жить у богатого. И пропало все его богатство: волы да коровы стали дохнуть, коней украли, пропали овцы и свиньи, хлеб перестал родиться. А потом сгорела у него и хата, и двор сгорел. И стал завистливый богач нищим.

Про злыдней

Жил в каком-то селе мужик, такой бедный, что часто, бывало, и поесть нечего и маленьким его детям, и ему с женой. Работать он не ленился, трудился с самого утра до позднего вечера, а все что-то не ладилось. Бьется он как рыба об лед, никак из нужды вылезти не может.

«Что за причина? Почему я никак из нужды не вылезу?» — думает бедняк.

А причина этому была такая: поселились у него в хате под печкой злыдни и во всем ему мешали.

За что мужик ни возьмется — все злыдни портят, всякие пакости придумывают, всякий вред ему наносят: то пшеницу сгноят, то волов уморят, то в огород чужих свиней впустят.

Как-то раз под праздник раздобыл бедняк кусок сала да краюшку хлеба и стал кормить своих ребят.

А был он музыкант — любил на скрипке играть. И так хорошо играл, что заслушаться было можно.

Вот после ужина взял он скрипку и стал играть. Как услышали дети музыку, вскочили все — руки в боки и давай танцевать!

Танцуют дети, а отец смотрит на них, радуется. Глядь — вместе с ними танцуют какие-то человечки: уродливые, маленькие, ручки длинные, шейки тоненькие, мордочки гадкие, злобные. И так их много, что и не сочтешь.

Догадался бедняк, что это злыдни. Отложил он скрипку в сторону, а злыдни всей гурьбой бросились под печку. Толкались, толкались — спрятались.

Вот бедняк и догадался сразу, как от них избавиться. Как забрались злыдни под печь, он и спрашивает их:

— Может, вам под печью тесно, неудобно сидеть?

А злыдни ему в ответ:

— Нет, не плохо! Нам хорошо! Удобно! Мы всюду можем поместиться!

Достал бедняк свой рожок, понюхал табаку да и говорит:

— А в этот рожок поместитесь?

— Поместимся! — отзываются злыдни.

— А ну посмотрим, как вы поместитесь! — сказал мужик да и опустил открытый рожок пониже.

А голоса уж из рожка слышатся:

— Вот мы все в твоем рожке!

— А под печкой остался кто?

— Никого нет! Все в рожке! Все!

А мужику только того и надо. Закрыл он покрепче свой рожок, потом пошел к заброшенной мельнице и засунул рожок под тяжелый жернов:

— Оставайтесь тут навсегда, не нужны вы мне!

Да и вернулся домой.

И с того дня сразу стало бедняку хорошо: что ни задумает — все ему удается, во всем ему удача. Появился у него достаток, перестали его дети голодать. Завел он волов, свиней. Смотрят на него люди, сами дивятся.

А в том же селе жил другой мужик, богатый — богаче его во всем селе никого не было. И был он такой завистливый, что второго такого и не сыщешь! Очень ему было досадно, если кто другой не нуждался, на поклон к нему не шел.

Проведал он, что бедняк от нужды избавился, ровней ему стал, и так озлобился, что и не расскажешь!

Долго богатей отгадывал да раздумывал, как это разжился мужик-горемыка, но не мог отгадать, не мог додуматься.

Вот пошел он как-то к бедняку и стал с разными шутками да прибаутками выведывать у него, отчего тот стал в таком достатке жить.

— Да вот работаю рук не покладая, оттого и живу хорошо!

— Ну, а прежде разве меньше работал?

— Не меньше, да злыдни мешали: в избе у меня поселились, все дела портили, во все лезли. Хорошо, догадался я избавиться от них!

— Как догадался-то? Как избавился?

— Да вот заманил их в рожок, закрыл крепко-накрепко и засунул этот рожок со злыднями под жернов на заброшенной мельнице.

— Вот оно что! — говорит богатый. — Ну, прощай, мне домой пора!

Попрощался и ушел. Да не домой пошел, а прямо на ту заброшенную мельницу. Пришел, нашел жернов, под который бедняк свой рожок засунул, приподнял его и достал рожок. Открыл крышку и говорит:

— А ну, злыдни, выходите на волю! Идите к своему хозяину! Он по вас соскучился.

Думал богач, что злыдни так и бросятся назад к бедняку.

— Ну нет! Не пойдем мы к нему! Боимся. Он опять какую-нибудь хитрость придумает. Того и гляди, совсем нас погубит, со свету сживет. Ты нас избавил, ты нас на волю выпустил — к тебе в хату и пойдем: ты добрый!

— Э! — закричал богач. — На что вы мне нужны! Не хочу. Не возьму вас к себе в хату! Прочь от меня убирайтесь!

Куда там! Все злыдни разом кинулись к богатею-завистнику, обхватили его крепко со всех сторон, уцепились — и не оторвешь! Скидывал он злыдней, скидывал, да не мог скинуть, не мог освободиться — так и пошел со злыднями домой.

Вошел в хату — злыдни соскочили с него и разбежались, спрятались кто куда. Да так спрятались, что и не найдешь! И стали злыдни с того дня жить у богатого. И пропало все его богатство: волы да коровы стали дохнуть, коней украли, пропали овцы и свиньи, хлеб перестал родиться. А потом сгорела у него и хата, и двор сгорел. И стал завистливый богач нищим.

Українські народні казки

Украинская народная сказка

Жил себе мужик, да такой бедный, такой бедный, что иной раз не только ему, а и малым деткам поесть было нечего. И был у того мужика богатый брат. Вот у бедняка — дети, а у богатого — нету сына. Встречает раз богач бедняка и говорит:

— Помолись, братец, богу за меня, может, пошлет он мне сына, а я уж тогда позову тебя в кумовья.

— Хорошо, — говорит бедняк.

Вот прошло, может, с год, и доведался бедный брат от людей, что родился у богача сын. Приходит он к жене и говорит:

— А знаешь, у брата-то ведь сын родился.

— Ей-ей! Пойду-ка я к брату: он говорил, что как пошлет ему господь сына, меня в кумовья возьмет.

— Не ходи, муженек, если б он хотел тебя в кумовья позвать, то и сам бы за тобою прислал.

— Нет, пойду уж, хоть на крестника погляжу. Пошел. Вот пришел, уселись они за стол, беседуют. Вдруг приходит богатый сосед, надо богача в красном углу усадить, — вот и говорит он брату:

— Подвинься, брат, пускай человек за стол сядет.

Тот подвинулся. Приходит и другой богач, а брат опять: «подвинься»; а потом как собралась их полная хата, то прежде бедный хоть у стола сидел, а то уж и у порога места ему нету.

Вот потчует брат богачей, а бедного брата не угощает. Уже богачи и пьяным-пьяны, всякий вздор мелют, а бедняку и капли не перепало. Пощупал он карманы, а там семечек немного. Достал он семечки, грызет, будто после чарки закусывает. Вот заметили богачи у него семечки.

— Дай, — говорят, — и нам!

Взял себе один, а тут и второй руку протягивает, и третий. да так все и забрали. Посидел бедный брат еще немного да так не солоно хлебавши и пошел домой.

Приходит домой, а жена спрашивает:

— Да так, как ты говорила. И в кумовья не взял, и крошки от богачей не видал, да еще все семечки забрали.

А было воскресенье, и был бедняк скрипачом, музыкантом. Вот взял он скрипку и начал с горя да печали играть. Как услышали дети, взялись и давай плясать. Вдруг, глядь, а вместе с детьми и какой-то малышок пляшет, да еще не один. Удивился бедняк, бросил играть, — а они поскорей под печь кинулись, толпятся, толкаются, так их много. Вот мужик и спрашивает:

Читайте также:  Флавамед — инструкция по применению, обзор отзывов и аналогов от сухого и влажного кашля

А те из-под печки тоненькими голосками:

— Да мы, — говорят, — злыдни! А мужик задумался и говорит:

— Вот оттого я и бедный, что в хате у меня злыдни завелись!

И спрашивает их:

— А что, хорошо вам под печью сидеть? А они:

— Да какое там хорошо! Такая теснота, что не приведи господи! Разве не видишь, сколько нас расплодилось?

— Раз так, — говорит бедняк, — постойте, я вам гнездо попросторней найду.

И побежал побыстрей, взял бочку, внес ее в хату, да и говорит этим злыдням:

И как начали они туда лезть — все повлезли.

Взял тогда мужик донышко, забил поскорей бочку, вывез ее на поле, да и бросил. Приходит домой и хвалится детям, как он от злыдней избавился!

— Ну, теперь, — говорит, — может, даст бог, наше хозяйство и получшает.

Прошло с полгода, а может, и больше, и пошло у него хозяйство в гору, стали ему и богачи завидовать. Что ни сделает — все ему удается, что ни купит — на всем зарабатывает; посеет на поле рожь или пшеницу, и такая уродится она колосистая, что так к земле и клонится. Вот и стали все люди уже удивляться, что был-де сначала такой бедняк — детей нечем было прокормить, а теперь так хорошо живет.

Одолела богача зависть, приходит он к нему и спрашивает:

— Как оно случилось, что стала тебе во всем по хозяйству удача?

— А потому удача, что злыдней не стало.

— А куда ж они делись?

— Загнал их в бочку, отвез на поле и бросил.

— Да вон там, под оврагом.

Вот богач и побежал туда поскорей, а там и вправду бочка.

Выбил он днище, а оттуда злыдни так валом и повалили. И говорит он злыдням:

— Да вы уж лучше к — брату моему ступайте, он забогател уже.

— Ой, нет, он недобрый, вишь, куда нас запроторил! А ты человек добрый, вот мы к тебе и пойдем.

Богач от них наутек, а злыдни за ним как уцепились и пришли к нему в хату. И уж как разгнездились у него в хате, что совсем обеднял богач — еще бедней стал того брата, что бедняком был. Каялся уж тогда, да поздно было!

Источник и примечания

Сказка про злыдней. — Записал Я. Новицкий в с. Ольгино близ Мариуполя (Жданов). Малорусские народные предания и рассказы. Свод М. Драгоманова. Киев, 1876. Злыдни — нужда, голод, бедность. По украинским народным поверьям, это маленькие фантастичные существа; если в крестьянской хате селились злыдни, ее хозяину угрожало большое зло. «Пришли злыдни погостить три дня, а выжили целый век», или: «Деньги идут к богатому, злыдни к убогому» — говорят народные пословицы о бедняках, за кем беда следом ходит.

Составитель сборника и переводчик Григорий Николаевич Петников

  • Украинские сказки и легенды. Издательство «Таврия», г. Симферополь. 1971 г. 352 c.
  • Украинские народные сказки: Сб.: Для дошк. и мл. шк. возраста /Пер. с укр.; Худож. В. Г. Мельниченко. — К.: Вэсэлка, 1990. — 222 с: ил.

Про злыдней

Ж ил в каком-то селе мужик, такой бедный, что часто, бывало, и поесть нечего и маленьким его детям, и ему с женой. Работать он не ленился, трудился с самого утра до позднего вечера, а все что-то не ладилось. Бьется он как рыба об лед, никак из нужды вылезти не может.

«Что за причина? Почему я никак из нужды не вылезу?» — думает бедняк.

А причина этому была такая: поселились у него в хате под печкой злыдни и во всем ему мешали.

За что мужик ни возьмется — все злыдни портят, всякие пакости придумывают, всякий вред ему наносят: то пшеницу сгноят, то волов уморят, то в огород чужих свиней впустят.

Как-то раз под праздник раздобыл бедняк кусок сала да краюшку хлеба и стал кормить своих ребят.

А был он музыкант — любил на скрипке играть. И так хорошо играл, что заслушаться было можно.

Вот после ужина взял он скрипку и стал играть. Как услышали дети музыку, вскочили все — руки в боки и давай танцевать!

Танцуют дети, а отец смотрит на них, радуется. Глядь — вместе с ними танцуют какие-то человечки: уродливые, маленькие, ручки длинные, шейки тоненькие, мордочки гадкие, злобные. И так их много, что и не сочтешь.

Догадался бедняк, что это злыдни. Отложил он скрипку в сторону, а злыдни всей гурьбой бросились под печку. Толкались, толкались—спрятались.

Вот бедняк и догадался сразу, как от них избавиться. Как забрались злыдни под печь, он и спрашивает их:

— Может, вам под печью тесно, неудобно сидеть?

А злыдни ему в ответ:

— Нет, не плохо! Нам хорошо! Удобно! Мы всюду можем поместиться!

Достал бедняк свой рожок, понюхал табаку да и говорит:

— А в этот рожок поместитесь?

— Поместимся! — отзываются злыдни.

— А ну посмотрим, как вы поместитесь! — сказал мужик да и опустил открытый рожок пониже.

А голоса уж из рожка слышатся:

— Вот мы все в твоем рожке!

— А под печкой остался кто?

— Никого нет! Все в рожке! Все!

А мужику только того и надо. Закрыл он покрепче свой рожок, потом пошел к заброшенной мельнице и засунул рожок под тяжелый жернов:

— Оставайтесь тут навсегда, не нужны вы мне!

Да и вернулся домой.

И с того дня сразу стало бедняку хорошо: что ни задумает — все ему удается, во всем ему удача. Появился у него достаток, перестали его дети голодать. Завел он волов, свиней. Смотрят на него люди, сами дивятся.

А в том же селе жил другой мужик, богатый — богаче его во всем селе никого не было. И был он такой завистливый, что второго такого и не сыщешь! Очень ему было досадно, если кто другой не нуждался, на поклон к нему не шел.

Проведал он, что бедняк от нужды избавился, ровней ему стал, и так озлобился, что и не расскажешь!

Долго богатей отгадывал да раздумывал, как это разжился мужик-горемыка, но не мог отгадать, не мог додуматься.

Вот пошел он как-то к бедняку и стал с разными шутками да прибаутками выведывать у него, отчего тот стал в таком достатке жить.

— Да вот работаю рук не покладая, оттого и живу хорошо!

— Ну, а прежде разве меньше работал?

— Не меньше, да злыдни мешали: в избе у меня поселились, все дела портили, во все лезли. Хорошо, догадался я избавиться от них!

— Как догадался-то? Как избавился?

— Да вот заманил их в рожок, закрыл крепко-накрепко и засунул этот рожок со злыднями под жернов на заброшенной мельнице.

— Вот оно что! — говорит богатый.— Ну, прощай, мне домой пора!

Попрощался и ушел. Да не домой пошел, а прямо на ту заброшенную мельницу. Пришел, нашел жернов, под который бедняк свой рожок засунул, приподнял его и достал рожок. Открыл крышку и говорит:

— А ну, злыдни, выходите на волю! Идите к своему хозяину! Он по вас соскучился.

Думал богач, что злыдни так и бросятся назад к бедняку.

— Ну нет! Не пойдем мы к нему! Боимся. Он опять какую-нибудь хитрость придумает. Того и гляди, совсем нас погубит, со свету сживет. Ты нас избавил, ты нас на волю выпустил — к тебе в хату и пойдем: ты добрый!

— Э! — закричал богач.— На что вы мне нужны! Не хочу. Не возьму вас к себе в хату! Прочь от меня убирайтесь!

Куда там! Все злыдни разом кинулись к богатею-завистнику, обхватили его крепко со всех сторон, уцепились — и не оторвешь! Скидывал он злыдней, скидывал, да не мог скинуть, не мог освободиться — так и пошел со злыднями домой.

Вошел в хату — злыдни соскочили с него и разбежались, спрятались кто куда. Да так спрятались, что и не найдешь! И стали злыдни с того дня жить у богатого. И пропало все его богатство: волы да коровы стали дохнуть, коней украли, пропали овцы и свиньи, хлеб перестал родиться. А потом сгорела у него и хата, и двор сгорел. И стал завистливый богач нищим.

Сказка про злыдней — украинская народная сказка. Волшебная сказка.

Сказка про злыдней читать

Жил себе мужик, да такой бедный, такой бедный, что иной раз не только ему, а и малым деткам поесть было нечего. И был у того мужика богатый брат. Вот у бедняка — дети, а у богатого — нету сына. Встречает раз богач бедняка и говорит:
— Помолись, братец, богу за меня, может, пошлет он мне сына, а я уж тогда позову тебя в кумовья.

Читайте также:  Ультрафонофорез — описание, действие, отзывы

— Хорошо, — говорит бедняк.
Вот прошло, может, с год, и доведался бедный брат от людей, что родился у богача сын. Приходит он к жене и говорит:
— А знаешь, у брата-то ведь сын родился.
— Разве?
— Ей-ей! Пойду-ка я к брату: он говорил, что как пошлет ему господь сына, меня в кумовья возьмет.
А жена говорит:
— Не ходи, муженек, если б он хотел тебя в кумовья позвать, то и сам бы за тобою прислал.
— Нет, пойду уж, хоть на крестника погляжу. Пошел. Вот пришел, уселись они за стол, беседуют. Вдруг приходит богатый сосед, надо богача в красном углу усадить, — вот и говорит он брату:
— Подвинься, брат, пускай человек за стол сядет.
Тот подвинулся. Приходит и другой богач, а брат опять: «подвинься»; а потом как собралась их полная хата, то прежде бедный хоть у стола сидел, а то уж и у порога места ему нету.
Вот потчует брат богачей, а бедного брата не угощает. Уже богачи и пьяным-пьяны, всякий вздор мелют, а бедняку и капли не перепало. Пощупал он карманы, а там семечек немного. Достал он семечки, грызет, будто после чарки закусывает. Вот заметили богачи у него семечки.
— Дай, — говорят, — и нам!
— Берите, — говорит.
Взял себе один, а тут и второй руку протягивает, и третий… да так все и забрали. Посидел бедный брат еще немного да так не солоно хлебавши и пошел домой.
Приходит домой, а жена спрашивает:
— Ну, как?
— Да так, как ты говорила. И в кумовья не взял, и крошки от богачей не видал, да еще все семечки забрали…
А было воскресенье, и был бедняк скрипачом, музыкантом. Вот взял он скрипку и начал с горя да печали играть. Как услышали дети, взялись и давай плясать. Вдруг, глядь, а вместе с детьми и какой-то малышок пляшет, да еще не один. Удивился бедняк, бросил играть, — а они поскорей под печь кинулись, толпятся, толкаются, так их много.
Вот мужик и спрашивает:
— Что вы такое?
А те из-под печки тоненькими голосками:
— Да мы, — говорят, — злыдни!
А мужик задумался и говорит:
— Вот оттого я и бедный, что в хате у меня злыдни завелись!
И спрашивает их:
— А что, хорошо вам под печью сидеть?
А они:
— Да какое там хорошо! Такая теснота, что не приведи господи! Разве не видишь, сколько нас расплодилось?
— Раз так, — говорит бедняк, — постойте, я вам гнездо попросторней найду.

И побежал побыстрей, взял бочку, внес ее в хату, да и говорит этим злыдням:
— Залезьте сюда!
И как начали они туда лезть — все повлезли.
Взял тогда мужик донышко, забил поскорей бочку, вывез ее на поле, да и бросил. Приходит домой и хвалится детям, как он от злыдней избавился!
— Ну, теперь, — говорит, — может, даст бог, наше хозяйство и получшает.
Прошло с полгода, а может, и больше, и пошло у него хозяйство в гору, стали ему и богачи завидовать. Что ни сделает — все ему удается, что ни купит — на всем зарабатывает; посеет на поле рожь или пшеницу, и такая уродится она колосистая, что так к земле и клонится. Вот и стали все люди уже удивляться, что был-де сначала такой бедняк — детей нечем было прокормить, а теперь так хорошо живет.
Одолела богача зависть, приходит он к нему и спрашивает:
— Как оно случилось, что стала тебе во всем по хозяйству удача?
— А потому удача, что злыдней не стало.
— А куда ж они делись?
— Загнал их в бочку, отвез на поле и бросил.
— Где?
— Да вон там, под оврагом.
Вот богач и побежал туда поскорей, а там и вправду бочка.
Выбил он днище, а оттуда злыдни так валом и повалили. И говорит он злыдням:
— Да вы уж лучше к — брату моему ступайте, он забогател уже.
А злыдни:
— Ой, нет, он недобрый, вишь, куда нас запроторил! А ты человек добрый, вот мы к тебе и пойдем.
Богач от них наутек, а злыдни за ним как уцепились и пришли к нему в хату. И уж как разгнездились у него в хате, что совсем обеднял богач — еще бедней стал того брата, что бедняком был. Каялся уж тогда, да поздно было!

Офтан тимогель

Офтан Тимогель – гель глазной на основе бета-адреноблокатора тимолола малеата, применяемого в офтальмологии для снижения внутриглазного давления. Назначается в терапии внутриглазной гипертензии, открытоугольной и вторичной глаукомы.

Состав и форма выпуска

Офтан Тимогель – гель глазной опалесцирующий бесцветный, содержит:

  • Основной компонент: тимолол – 1 мг;
  • Дополнительные компоненты: карбомер, бензалкония хлорид, лизина моногидрат, спирт поливиниловый, натрия ацетат, сорбитол, вода.

Упаковка. Флаконы белого пластика по 5 мл с колпачком-капельницей, пачки картонные.

Фармакологические свойства

Противоглаукомное средство Офтан Тимогель является, неселективным бета-адреноблокатором, который снижает высокий уровень внутриглазного давления посредством уменьшения продукции внутриглазной жидкости. Как и прочие бета-адреноблокаторы, тимолол способен оказывать незначительное влияние на скорость оттока внутриглазной жидкости. Он обладает небольшим анестезирующим действием, но не способен изменять величину зрачка или аккомодацию.

Для снижения внутриглазного давления достаточно инстилляции одной капли препарата в сутки. Максимальный эффект при этом развивается спустя несколько часов и сохраняется примерно 24 часа.

Показания к применению

  • Офтальмотонус (повышение внутриглазного давления).
  • Открытоугольная глаукома.
  • Вторичная глаукома (посттравматическая, увеальная, афакическая).

Способ применения и дозы

Офтан Тимогель рекомендован для применения взрослыми и детьми, достигшими 12 лет. Стандартная дозировка, составляет 1 каплю препарата 1 раз в сутки.

Противопоказания

  • Индивидуальная гиперчувствительность.
  • Дистрофические изменения роговицы.
  • Сердечная аритмия (включая AV-блокаду II-III степени).
  • Сердечная недостаточность.
  • Брадикардия, кардиогенный шок.
  • ХОБЛ, бронхиальная астма.
  • Дети до 12 лет.
  • Период лактации.

Офтан Тимогель должен назначаться с осторожностью пациентам с выявленной легочной и цереброваскулярной недостаточностью, с сахарным диабетом, тиреотоксикозом, миастенией. При одновременном назначении других бета-адреноблокаторов, применение Офтан Тимогеля должно происходить под контролем врача. Назначение препарата беременным возможно при особой необходимости.

Передозировка

Указанные в инструкции дозы, передозировки препаратом не вызываю. При случайной передозировке или приеме внутрь, возможны: брадикардия, острая сердечная недостаточность, бронхоспазм, AV-блокада, снижение уровня АД.

Лекарственные взаимодействия

Одновременное применение Офтан Тимогеля и местных препаратов, включающих эпинефрин, способно вызывать расширение зрачка.

Офтан Тимогель не рекомендуется назначать одновременно с другими бета-адреноблокаторами из-за повышения риска развития серьезных побочных эффектов.

Антагонисты кальция (нифедипин, верапамил, дилтиазем, нимодипин, циннаризин, амлодипин) или резерпином при одновременном применении с Офтан Тимогелем способны замедлять сердечный ритм и чрезмерно снижать АД.

Применение тимолола с инсулином либо противодиабетическими препаратами, назначаемыми перорально может спровоцировать гипогликемию.

Офтан Тимогель не рекомендуется назначать одновременно с нейролептиками либо транквилизаторами. В процессе лечения, также нельзя принимать алкоголь, из-за риска резкого снижения артериального давления.

Особые указания

Терапия препаратом Офтан Тимогель требует контроля функции слезоотделения, состояние роговицы, а также оценки величины полей зрения, которые необходимо выполнять 1 раз в 6 мес.

При необходимости проведения хирургического вмешательства под общим наркозом, препарат отменяют за 48 часов до операции.

Любые местные офтальмологические средства следует применять до закапывания препарата Офтан Тимогель и для сохранения активности его делать перерыв не менее 5-ти минут.

Перед применением данного глазного геля обязательно снимать контактные линзы, вставлять их вновь можно лишь спустя 15-20 мин после закапывания препарата.

После инстилляции Офтан Тимогеля возможно кратковременное нарушение зрительных функций, до их восстановления нельзя садиться за руль и работать с движущимися механизмами.

Хранят Офтан Тимогель при комнатной температуре, берегут от детей.

Срок годности препарата – 1,5 года. Вскрытый флакон необходимо использовать в течение месяца.

Цена препарата Офтан тимогель

Стоимость препарата “Офтан тимогель” в аптеках Москвы начинается от 280 руб.

Аналоги Офтан тимогель

Азопт

Бетоптик

Ксалаком

Фотил

Обратившись в “Московскую Глазную Клинику”, Вы сможете пройти обследование на самом современном диагностическом оборудовании, а по его результатам – получить индивидуальные рекомендации ведущих специалистов по лечению выявленных патологий.

Клиника работает семь дней в неделю без выходных, с 9 до 21 ч. Записаться на прием и задать специалистам все интересующие Вас вопросы можно по телефонам 8 (800) 777-38-81 и 8 (499) 322-36-36 или онлайн, воспользовавшись соответствующей формой на сайте.

Заполните форму и получите скидку 15 % на диагностику!

Ссылка на основную публикацию