Рак простаты 1 степени: какова продолжительность жизни при раке простаты 1 стадии, симптомы и лечение онкологии

Рак простаты 1 степени: лечение и прогноз

Рак предстательной железы – самое распространенное онкологическое заболевание у мужчин старшего возраста. Тем не менее даже рак не приговор, если патология своевременно обнаружена и вовремя предприняты необходимые меры. Следует разобраться, что такое рак простаты 1 степени, чем он опасен и какие действия помогут минимизировать опасные для жизни последствия заболевания.

Степени и стадии развития рака

Начальную стадию злокачественного недуга диагностируют чаще всего случайно, так как она ничем себя не проявляет

Рак предстательной железы – это прогрессирующее заболевание, протекающее в несколько стадий. От стадии рака простаты зависит симптоматика, методика лечения и дальнейший прогноз. Чем раньше выявлена патология и начато лечение, тем выше шанс полного выздоровления и меньше риски для жизни в целом.

Онкологи делят рак предстательной железы (РПЖ) на стадии и степени. Стадия – это этап развития опухоли и распространения патологии на соседние органы и системы. Степени рака представляют собой гистологическую характеристику патологических клеток. Чем больше раковых клеток и чем агрессивнее их распространение – тем выше степень рака.

При раке простаты 1 степени патологических клеток мало, они локализованы исключительно в предстательной железе и характеризуются низкой агрессивностью и малой скоростью прогрессирования. Поражена незначительная часть одной доли органа, раковых клеток – не более 3% от общего количества исследуемого материала.

2 степень онкопатологии характеризуется поражением части одной доли предстательной железы. Патология не выходит за пределы предстательной железы, количество патологических клеток превышает 5%.

Для РПЖ 3 степени характерно распространение патологического процесса и выход онкопатологии за капсулу органа. Количество раковых клеток велико (больше 10%), опухоль агрессивна и быстро распространяется на другие ткани. Крайней стадией этой степени рака является поражение семенных пузырьков.

4 степень онкопатологии характеризуется выходом рака за пределы простаты, поражением окружающих тканей, развитием метастазов в разных системах организма.

Стадии рака в большей мере описывают симптомы заболевания. На первой и второй стадии они отсутствуют. Опухоль прогрессирует медленно, заболевание протекает бессимптомно. С момента начала патологического процесса до появления первых заметных симптомов может пройти несколько лет. Выявить рак на этой стадии можно с помощью анализа ПСА. Как правило, ранняя диагностика осуществляется случайно, при плановом обследовании либо обращении к врачу-урологу из-за других жалоб, не связанных с РПЖ.

Третья стадия рака характеризуется появлением первых симптомов и быстрым прогрессированием опухоли. Патологический процесс охватывает соседние ткани и органы, но процесс метастазирования еще не начинается. Для 4-ой стадии РПЖ характерно стремительное распространение метастазов в органы мочеполовой системы, костную ткань, печень и почки.

Рак простаты первой степени: симптомы и течение

При раке на начальной стадии возникают проблемы с эрекцией, но этот симптом характерен для многих заболеваний

Симптомы рака на 1 степени полностью отсутствуют. Опухолевый процесс развивается медленно, количество патологически измененных клеток невелико. При раке 1 степени продолжительность жизни не сокращается, но только в том случае, если болезнь своевременно обнаружена.

В очень редких случаях начальная стадия патологического процесса может сопровождаться следующими симптомами (одним или несколькими):

  • частые ночные позывы в туалет;
  • образование камней в почках и мочевом пузыре;
  • дискомфорт при мочеиспускании;
  • ухудшение потенции;
  • чувство давления и распирания в прямой кишке.

Такие признаки часто ошибочно принимают за проявления аденомы предстательной железы. Хорошо, если мужчина обратится к врачу – комплексное обследование поможет выявить начальную стадию онкопатологии. При своевременно начатом лечении прогноз благоприятный.

Опасность представляют случаи, когда пациент начинает самолечение, уверенный в том, что проблема заключается в аденоме простаты или простатите. Бесконтрольный прием препаратов от этих заболеваний приводит к быстрому прогрессированию рака, так как лекарства от заболеваний простаты направлены на улучшение местных обменных процессов. В результате к органу активно приливает кровь, “питая” злокачественное новообразование и ускоряя его рост.

В таких случаях первая степень рака простаты быстро прогрессирует и болезнь стремительно переходит в следующую стадию.

Диагностика

При подозрениях на рак необходимо сдать анализ ПСА. Это безболезненный и безопасный метод диагностики, основанный на обследовании крови на наличие специфического антигена, выделяемого в кровь только при РПЖ. В норме уровень этого антигена очень низкий, его повышение свыше 10 единиц свидетельствует о раке.

Анализ ПСА – это первое обследование, по результатам которого назначаются другие анализы. Так, если в крови обнаружен высокий ПСА, необходимо сделать ТРУЗИ простаты и биопсию. Для этого проводится малоинвазивная операция, в ходе которой удаляются небольшие фрагменты тканей из нескольких участков простаты. Исследование полученного материала позволяет сделать выводы о степени и стадии рака, а также спрогнозировать скорость дальнейшего распространения опухоли.

Принцип лечения

Перед назначением курса терапии нужно будет пройти все необходимые обследования

Методика лечения РПЖ зависит от нескольких факторов:

  • степень и стадия патологического процесса;
  • возраст мужчины;
  • общее состояние здоровья;
  • наличие сопутствующих заболеваний.

Важный критерий – скорость прогрессирования заболевания. Определить это можно только после наблюдения за развитием опухоли в течение некоторого времени. Таким образом, если диагностирован рак простаты, сначала выбирают выжидательную тактику. Она заключается в том, что мужчина раз в 3-4 месяца сдает анализ ПСА, спустя полгода проводится повторная биопсия.

Медикаментозное лечение

Рак простаты относится к гормонозависимым опухолевым заболеваниям. Основной причиной развития патологии являются возрастные гормональные изменения, происходящие в организме мужчины. Одним из рекомендованных методов лечения является медикаментозная кастрация. Она сводится к приему гормональных препаратов, угнетающих активность яичек и снижающих выработку тестостерона. В результате скорость прогрессирования рака заметно снижается. Если заболевание выявлено на ранней стадии, такое лечение может гарантировать пятилетнюю выживаемость.

Еще один эффективный метод медикаментозного лечения – использование моноклональных антител. Преимущество метода заключается в том, что укол необходимо делать раз в 1-2 месяца. Моноклональные антитела уменьшают уже имеющуюся опухоль и не дают ей прогрессировать.

Такие методы позволяют выиграть несколько лет времени. По статистике, своевременная медикаментозная терапия при раке предстательной железы 1 степени увеличивается продолжительность жизни на 5 лет без необходимости оперативного вмешательства. Такой метод выбирают для лечения пожилых мужчин, которым нельзя проводить операцию и противопоказана химиотерапия.

Лучевая и химиотерапия

Самые известные методы лечения рака – это химиотерапия и лучевая терапия. Терапия основана на внутривенном введении агрессивных препаратов (химиотерапия), и направленном радиоактивном облучении клеток опухоли (лучевая терапия).

В целом, такие методы лечения практикуются при неэффективности гормональной терапии и ограничениях на проведение операции, например, если мужчина старше 70-75 лет.

Нужно ли оперировать рак простаты?

Только лечащий специалист решает, нужно ли оперативное вмешательство

При раке простаты 1 степени продолжительность жизни зависит от ряда факторов, и применяемые методы терапии – один из важнейших критериев оценки прогноза.

Радикальная простатэктомия – это наиболее эффективный метод лечения начальной стадии рака. При этом проводится операция полного удаления пораженного органа. При раке на второй стадии показано также удаление паховых лимфатических узлов, так как такое лечение сводит к минимуму риск распространения патологического процесса по лимфатической системе.

Решение о назначении операции принимается врачом совместно с пациентом и зависит от возраста мужчины и наличия сопутствующих заболеваний.

Нужно ли оперировать рак простаты 1 степени также зависит от того, насколько эффективна гормональная терапия. Если рак негормональной природы, показана операция. После того, как опухоль РПЖ при раке предстательной железы 1 степени удалена, выздоровление наступает в 90% случаев, поэтому болезнь не оказывает влияния на продолжительность жизни.

Продолжительность жизни и прогноз

Своевременное выявление онкологии и лечение рака простаты 1 степени в большинстве случаев имеет положительный прогноз, о чем свидетельствуют отзывы мужчин, столкнувшихся с этим тяжелым заболеванием. Процент пятилетней выживаемости после операции – более 90%.

Если выбрана медикаментозная терапия, успех лечения предсказать сложно. В целом, своевременное лечение гормонами и другими методами позволяет сократить скорость прогрессирования опухоли.

Продолжительность жизни на поздних стадиях не превышает нескольких лет, поэтому важно начать лечение рака простаты 1 степени вовремя, пока опухоль не перешла на второй этап развития.

Рак предстательной железы: почему возникает, симптоматика, методы диагностики и лечения

Введение

Согласно данным множества исследований, отмечается неуклонный рост случаев обнаружения первичного рака предстательной железы (РПЖ). В России это заболевание находится на 4-м месте среди всей онкологии, выявляемой во время профосмотров. Опережает его рак шейки матки, молочной железы и губы. В западных странах рак простаты составляет 25% от всех онкологических заболеваний.

Что такое рак простаты?

РПЖ представляет собой злокачественное новообразование, которое развивается из тканей предстательной железы.

Предстательная железа, или простата, – мужской репродуктивный орган, по размерам схожий с каштаном. Он находится под мочевым пузырем и охватывает передний отдел мочеиспускательного канала.

Рис. 1. МРТ (Т2-взвешенные изображения) картина поражения левой доли предстательной железы.

Разновидности рака предстательной железы

В 95% случаев РПЖ развивается из эпителиальных клеток собственных желез (их называют «ацинусы»), из которых сформирована периферическая часть предстательной железы. Эта форма болезни называется «ацинарная аденокарцинома». В остальных 5% случаев диагностируется интрдуктальная разновидность, для которой характерно более агрессивное течение.

Важная характеристика аденокарциномы – степень ее дифференцировки, которая выявляется при гистологическом исследовании биоптата или биоматериала, полученного в ходе операции. Дифференцировка сегодня выражается шкалой Глисона (Gleason), в соответствии с которой присваивается сумма баллов: от 6 (самый благоприятный прогноз) до 10 (самый неблагоприятный вариант).

Характерные признаки заболевания

Риск развития РПЖ растет с возрастом: средний показатель в этой категории заболевших – 68 лет. Существуют также факторы риска, то есть то, что повышает шанс появления онкологического заболевания. Современной медициной не выявлены достоверные факторы, которые приводят к повышению риска развития РПЖ (какие-либо препараты, характер рациона, вредные привычки, плохая экология и др.). Поэтому основным фактором остается возраста, а также возрастной гормональный дисбаланс (между эстрогенами и андрогенами).

Симптоматика, первые признаки

На ранних стадиях злокачественная опухоль обычно не проявляет себя. Кроме аденокарциномы, у людей с повышенным риском развития РПЖ почти всегда присутствуют сопутствующие патологии (простатит, аденома простаты), и они могут давать симптоматику. Чаще всего встречаются следующие симптомы:

  • частое мочеиспускание, включая ноктурию (то есть учащение позывов в ночное время);
  • трудности при мочеиспускании;
  • ощущение, что мочевой пузырь опорожнен не полностью;
  • боль при мочеиспускании;
  • гематурия, то есть кровяные включения в моче;
  • гемоспермия – при эякуляции наличие примесей крови в сперме;
  • костные боли, появляющиеся при метастазировании РПЖ в скелет.

Таким образом, чем выше стадия, тем больше вероятность проявления симптоматики. Чаще всего РПЖ обнаруживается во время профилактического обследования (оно рекомендовано всем мужчинам старше 40-ка лет). Такое обследование включает в себя:

  • УЗИ простаты;
  • пальцевое ректальное исследование;
  • определение ПСА (простат-специфического антигена).

ПСА – это маркер, используемый для раннего выявления РПЖ. Он достаточно чувствителен и специфичен, чтобы заподозрить наличие рака на начальной стадии. Кроме ПСА, анализу могут подвергаться его производные – индекс здоровья простаты, плотность ПСА, соотношение свободного ПСА и общего.

Методы диагностики

Основа диагностики РПЖ – биопсия предстательной железы, иными словами, морфологическая верификация.

Показания к биопсии:

  • Уровень ПСА выше нормального. Следует отметить, что верхняя граница нормы (4 нг/мл) может быть понижена для относительно молодых мужчин (возраст 40-50 лет) до 2-2,5 нг/мл.
  • Подозрительные изменения очагового характера (гипоэхогенные очаги), выявленные при УЗИ (или ТРУЗИ) либо МРТ. Сейчас рекомендуется делать биопсию после МРТ, а не до нее, потому что это улучшает толкование изменений. Важно: делать МРТ лучше в специализированном учреждении, специалисты которого имеют нужный опыт, а диагностическое оборудование – специализированное ПО (то есть мультипараметрическая МРТ).
  • Обнаруженные в ходе пальцевого исследования очаговые изменения.

Важно! Если уровень ПСА ниже верхней допустимой границы, это не всегда говорит о том, что РПЖ отсутствует. Примерно 25% случаев заболеваемости отмечаются на фоне нормальных значений этого показателя. Поэтому решение о необходимости проведения биопсии должно приниматься после комплексного обследования, которое включает все виды диагностики.

Варианты биопсии простаты:

  • Стандартная, или трансректальная мультифокальная. Такая биопсия делается обычно амбулаторно. Выполняется через прямую кишку, в ходе процедуры берут не менее 6-ти биоптатов (лучше 10-12). Недостаток этого вида биопсии – вероятность пропустить РПЖ, если он имеет малые размеры и локализуется в определенных зонах предстательной железы.
  • Промежностная. Проводится обычно по расширенной методике (сатурационная процедура). В ходе нее беру гораздо больше биоптатов – от 20-ти. Такая биопсия показана тем, кому проводились стандартные биопсии, но они не выявили РПЖ, при этом риск развития заболевания сохраняется. Еще одно показание: планирование органосохраняющего лечения (фокальная терапия, брахитерапия). Недостатки методики – необходимость обеспечения пациенту спинальной анестезии, использования специализированного оборудования, стационарные условия проведения. Однако именно такая биопсия дает возможность наиболее точно выявить характер патологических изменений.
  • Fusion. Это современная разновидность биопсии предстательной железы, при которой используется современное оборудование и данные МРТ, проведенной заблаговременно. Широкое применение такой методики сейчас ограничено ввиду отсутствия в лечебных учреждениях нужного оборудования.

Рис. 2 А., 2 Б. Фьюжн-биопсия. Мастер-класс в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова

Стадии рака предстательной железы

Стадирование РПЖ и определение группы риска рецидивирования после возможной терапии производятся после гистологической верификации заболевания.

Стадирование при стандартном подходе подразумевает остеосцинтиграфию и МРТ органов малого таза. Магнитно-резонансная томография нужна, чтобы выявить степень локального распространения процесса в зоне простаты (прорастание в семенные пузырьки, выход новообразования за капсулу железы), а также определить, есть ли поражение регионарных лимфоузлов.

Рис. 3. Пути распространения рака предстательной железы в лимфоузлы таза.

В случае необходимости дополнительно проводится КТ органов груди или брюшной полости.

Цель проведения остеосцинтиграфии – выявление возможного поражения опухолью костей скелета.

Могут назначиться дополнительные исследования – рентгенография (прицельная), УЗИ, урофлоуметрия.

Группа риска определяется, исходя из уровня ПСА на момент до начала терапии, суммы Глисона, согласно данным биопсии, и клинической стадии болезни. Группа риска может быть низкой, промежуточной и высокой. Ее определение крайне важно, чтобы выбрать оптимальный метод лечения.

ПСА от 10 до 20 нг/мл

ПСА более 20 нг/мл

сумма Глисона 6

сумма Глисона 7

сумма Глисона 8-10

Методики лечения

В соответствии с результатами многоцентрового проспективного рандомизированного исследования ProtecT (2016) лучевая терапия и хирургическое лечения демонстрируют раную противоопухолевую эффективность и обеспечивают надежный контроль над заболеванием у большинства (более 90%) больных раком предстательной железы с низким и промежуточным риском рецидива заболевания. В настоящее время решающим фактором при выборе противоопухолевого лечения у этой категории больных является безопасность терапии и снижение риска осложнений.

Рассмотрим основные виды терапии: хирургическое лечение, брахитерапия, стереотаксическое облучение, сочетанная лучевая терапия.

Хирургическое вмешательство

РПЭ, или радикальная простатэктомия, представляет собой хирургическое вмешательство по удалению предстательной железы, а также окружающей клетчатки и лимфоузлов. При такой операции с железой единым блоком удаляют семенные пузырьки и участок канала уретры.

Рис. 4. ПЭТ-КТ изображения больного М. с поражением тазовых лимфоузлов

РПЭ различается по виду доступа и степени инвазивности:

  • Открытая. Проводится двумя основными видами доступа: промежностным и позадилонным.

Позадилонный доступ предполагает разрез в нижней части живота, через который удаляется простата и местные ткани.

Промежностная методика – это открытый способ, при котором небольшой надрез делается в зоне между анусом и кожно-мышечным мешком, то есть мошонкой. Методика позволяет удалить простату, но при ее применении нельзя также удалить неблагоприятные ткани и узлы, расположенные около железы. Если после проведения промежностной операции в органах малого таза обнаружатся раковые клетки, нужно будет дополнительно делать лимфаденэктомию. Сейчас промежностная методика применяется крайне редко.

  • Лапароскопическая. Основные доступы: через предбрюшинное пространство или брюшную полость. Для выполнения операции делается несколько небольших разрезов на передней стенке живота. Через них в предбрюшинное пространство или брюшную полость вводят специальные манипуляторы и удаляют предстательную железу, жировую клетчатку малого таза, а также регионарные лимфатические узлы.

Лапароскопическая методика – наиболее щадящая. Врач имеет доступ к пораженному органу через маленький разрез внизу живота. В него вводится камера и все нужные хирургу инструменты. Камера подает на экран изображение органов малого таза, благодаря чему врач полностью контролирует процесс, а пациент получает минимум вреда. При таком способе минимизированы кровопотери, посторонние органы почти не травмируются, эректильная функция сохраняется частично или полностью и т. д.

Рассмотрим также наиболее распространенные осложнения, которые могут возникнуть после операции на простате:

  • Недержание мочи. Это осложнение возникает в 95% случаев сразу после снятия с мочевого пузыря пациента специального катетера. Далее в 45% случаев это осложнение проходит через 6 месяцев после удаления РПЖ. В 15% случаев недержание сохраняется до 1 года.
  • Потеря эректильной функции – полная или частичная. Существенно снизить такое осложнение врачам удается при проведении лапароскопической простатэктомии. При такой методике минимизировано повреждение нервных стволовых клеток органов малого таза. Если после хирургического вмешательства наблюдается расстройство эректильной функции, то пациенту прописывается курс медикаментозной терапии и наружных препаратов, расширяющих сосуды.

Брахитерапия

Брахитерапия представляет собой введение в ткани источников излучения. Эта методика – самая «молодая» среди способов лечения РПЖ. Сегодня это один из наиболее востребованных методов облучения простаты, обеспечивающий очень высокую избирательность подведения дозы. Основная особенность брахитерапии заключается в том, что простата облучается изнутри – источник облучения вводится непосредственно в нее. Такой метод дает возможность применять высокие дозы (100-140 Гр и более), при этом избегая высокого риска лучевого поражения не подверженных раку тканей.

Стремительный рост клинического применении брахитерапии, по сравнению с хирургическими вмешательствами, обуславливается высокой эффективностью, которая сопоставима с простатэктомией, при гораздо более низкой частоте возникновения осложнений.

Различают 2 вида брахитерапии, в зависимости от способа введения источника излучения в железу и его мощности:

  • высокомощная, для которой характерно кратковременное введение источника излучения высокой мощности в ткани;
  • низкомощная – источник низкой мощности устанавливается на все время лечения.

При проведении низкомощностной брахитерапии в ткани простаты вживляется источник излучения и остается в них до полного распада. Долгое время при РПЖ именно этот вид брахитерапии применялся чаще всего. Наиболее часто для выполнения терапии используется изотоп радиоактивного йода, то есть I125.

Согласно многочисленным исследованиям, брахитерапия низкой мощности обеспечивает не очень высокую точность облучения. Это объясняется смещением источника излучения, изменением формы и размеров простаты, затрагиванием прилежащих здоровых органов. Ввиду этого низкомощностная методика показана в основном пациентам с самыми начальными стадиями, когда опухоль небольшая и не выходит за пределы железы. Такая брахитерапия имеет и другие существенные недостатки. Первый – это высокая частота осложнений, возникающих со стороны мочевыводящих путей, может даже возникнуть острая задержка мочи и необходимость эпицистостомы, то есть формирования надлобкового мочепузырного свища, на долгий срок. В основе осложнений – отек предстательной железы из-за того, что в ней остается несколько сотен зерен (инородных тел). Кроме того, радиоактивные зерна, если они долго находятся в организме, представляют собой источники излучения, представляющие определенную опасность для других людей. Из-за этого контакт пациента с родными ограничен (нельзя близко общаться с маленькими детьми).

Читайте также:  Показатели общего анализа крови при вич-инфекции и их расшифровка

Рис. 5. Высокомощностная (высокодозная) брахитерапия

Самая современная методика внутритканевой терапии – высокомощностная брахитерапия. Источники излучения автоматически загружаются и извлекаются. Эта лучевая терапия обладает принципиальным плюсов – высокой точностью облучения, достигаемой путем введения игл под контролем специального УЗ-аппарата. Одновременно в автоматическом режиме рассчитываются дозы и возможность быстрой корректировки плана лучевого лечения. Источник излучения находится в организме пациента временно, поэтому уровень осложнений – самый низкий, по сравнению со всеми радикальными методиками терапии РПЖ, включая низкодозную разновидность брахитерапии.

Технологические особенности методики позволяют предлагать ее большинству больных, вне зависимости от размеров злокачественного новообразования и его распространенности за пределы простаты. Кроме того, высокомощностная брахитерапия – это «золотой стандарт» при комбинированном лечении, то есть одновременном использовании с дистанционным облучением у больных с неблагоприятными характеристиками новообразования.

Самый большой недостаток высокомощностной методики – высокие требования, касающиеся квалификации медицинского персонала, а также необходимость использования высокотехнологичного оборудования. Этим объясняется малая распространенность метода в России.

Противопоказания к брахитерапии подразделяются на общие и урологические. Самые частые урологические противопоказания – это серьезные нарушения процесса мочеиспускания:

  • IPSS (индекс опросника качества мочеиспускания) более 20-ти;
  • объем остаточной мочи более 50-ти мл;
  • самая высокая скорость мочеиспускания, зарегистрированная при урофлоуметрии, – до 10 мл/сек;
  • проведенная трансуретральная резекция мягких тканей предстательной железы менее чем за 9 месяцев до предполагаемой брахитерапии.

Нужно отметить, что большой объем простаты, который имеет значение для низкодозной брахитерапии (50-60 см 3 ), почти не ограничивает возможности лечения в режиме высокомощностной методики.

  • отдаленные метастазы;
  • злокачественные опухоли, инфекции и воспаления мочевого пузыря;
  • злокачественные опухоли, инфекции и воспаления прямой кишки;
  • непереносимость анестезии;
  • отсутствие прямой кишки ввиду предшествующих операций.

Данные противопоказания относятся не только к брахитерапии, но и к другим методикам лучевой терапии РПЖ.

Стереотаксическое облучение

СТЛТ (стереотаксическая лучевая терапия) – высокоточная методика лечения очага РПЖ высокими дозами ионизирующего излучения.

Рис. 6. Стереотаксический лучевой ускоритель

Сегодня СТЛТ при раке простаты реализуется несколькими основными методами, каждый из которых обладает своими особенностями, плюсами и минусами:

  • Протонное облучение. Основное преимущество – наличие пика Брегга, который обеспечивает высокие градиент дозировки. Однако такая техника более трудоемкая и на порядок больше стоит, если сравнивать с фотонной лучевой терапией (в т.ч. с аппаратом кибер-нож и СТЛТ, проводимой на линейном ускорителе).
  • Cyber-Knife (установка кибер-нож) отличается существенным плюсом, заключающемся в почти неограниченном числе направлений пучка излучения. Это дает возможность достаточно точно повторить геометрию новообразования. К недостаткам относятся: длительность сеанса до 40-50 минут (в течение этого времени повышается вероятность смещения больного и риск изменение взаимного расположения и геометрии органов малого таза), а также малая равномерность распределения дозировки в очаге.
  • СТДТ на линейном ускорителе по технологии RapidArc и VMAT отличается малой продолжительностью сеанса (4-6 минут), комфортностью для пациента и равномерностью распределения дозировки в очаге заболевания.

Сравнительная характеристика техник СТЛТ простаты

1 стадия рака простаты: причины, особенности лечения, продолжительность жизни

Злокачественное перерождение простаты относится к распространенным патологиям у представителей мужского пола. Рак предстательной железы 1 степени – продолжительность жизни пациентов зависит от своевременно определения заболевания. Среднестатистические данные указывают, что в периоде от 50 до 60 лет от него ежегодно умирает каждый десятый мужчина.

Причины

Пусковым механизмом рака предстательной железы 1 степени специалисты считают следующие предпосылки:

Генетический фактор – неблагоприятный прогноз относят к пациентам, ранее имевшим разнообразные опухолевидные процессы в организме. В случае если у близких родственников больного были злокачественные образования простаты, то последующие поколения сталкиваются с проблемой на 5 лет раньше предыдущих.

Гормональный сбой – изменения в обмене и продуцировании гормонов, присущие каждому организму, провоцируют снижение объемов присутствующего тестостерона. Падение показателей провоцирует формирование раковых опухолей.

Разнообразные зависимости – алкогольные, табачные, наркотические пристрастия негативно отзываются на работоспособности всего организма. Если у пациента наблюдаются доброкачественные перерождения клеток, то вероятность их переформирования в злокачественные варианты возрастает в несколько раз.

Неверно подобранный ежедневный рацион – излишнее увлечение продукцией животного происхождения, мясными блюдами, отсутствие разумных пределов и недостаточное количество растительной клетчатки провоцирует увеличение процента вероятности по формированию рака простаты.

Возраст – с каждым прожитым годом, по мере старения организма, повышается шанс столкнуться с опухолевидным процессом.

Клинические особенности

Перед началом перерождения клеточных структур организм пребывает в предраковом состоянии. Основные патологии, способные спровоцировать заболевание, представлены:

  • Атипической гиперплазией – особенность относится к доброкачественным формам опухолей, характеризующимся постепенным сдавлением мочеиспускательного канала;
  • Интраэпителиальной неоплазией – патологический процесс проявляется ростом атипичных клеточных структур в предстательной железе, в форме отдельных очагов.

Предраковые отклонения отличаются от болезни тем, что не оказывают отрицательного воздействия на организм, не могут метастазировать в рядом расположенные органы. Переход в фазу злокачественной онкологии регистрируется в момент потери основной функциональности клетками эпителиальных тканей в предстательной железе. Спонтанный рост атипичных элементов приводит к возникновению опухоли.

Обнаружение аномального процесса на первой стадии считается редкой удачей. Специалисты видят несколько причин в позднем определении патологии.

Отсутствие явных симптоматических проявлений – отдельных признаков ракового заболевания нет. У пациентов отмечается учащенное мочеиспускание, чувство неполного освобождения мочевого пузыря, струя урины становится прерывистой, тонкой. Указанные особенности могут быть клиникой простатита, гиперплазии предстательной железы, что затрудняет ранее диагностирование.

Если в анамнезе больного указанные патологии не регистрировались, то течение рака предстательной железы в 1 степени характеризуется латентностью. Сформированный опухолевидный процесс имеет минимальные объемы, не вызывает давления на мочевой пузырь. Ректальная пальпация не обнаруживает изменений, патология не выявляется при ультразвуковом обследовании.

Недавно появившийся рак имеет благоприятный прогноз – он еще не дал метастазы в рядом расположенные органы. Большой процент летального исхода связан с появлением клинических признаков заболевания на поздних стадиях. Карцинома предстательной железы первой степени чаще обнаруживается при осуществлении посторонних хирургических вмешательств.

Чтобы исключить проблему позднего выявления и увеличить продолжительность жизни пациентов, склонных к онкологии, необходимо регулярно их обследовать, в рамках профилактических осмотров.

Диагностика

К надежным онкомаркерам относят анализ крови, основной целью которого является определение объемов содержащегося в ней специфического антигена простаты – ПСА. Под ним подразумевается белковое соединение, вырабатываемое предстательной железой. Оно отвечает за несколько функций, включая разжижение эякулята.

Если лабораторные данные указывают на количество ПСА, превышающего нормативные показатели, то появляются основания заподозрить онкологический процесс. Стандартное число антигена зависит от собственного возраста пациента – порог верхнего уровня концентрации увеличивается в соответствии с прожитыми годами:

  • Промежуток 40-50 лет – 2,5 единицы;
  • 50-60 лет – 3,5 единицы;
  • 60-70 – 4,5 единицы;
  • После 70-летия – 6,5 единицы.

Особенность связана с увеличением предстательной железы с годами, соответственно происходит увеличение секреции антигена, его уровня в кровотоке. Более точные данные получают при оценке скорости изменения ПСА.

Нестандартные показатели ПСА являются основанием для проведения биопсии органа. После осуществления манипуляции следующий забор анализов проводится не раньше, чем через полтора месяца.

Биопсия

Диагностический метод относят к наиболее эффективным вариантам изучения клеточных структур тканей. Биопсия позволяет подтвердить наличие злокачественных новообразований в проблемных зонах. Полученный гистологический материал из тела предстательной железы дает возможность выявить стадию проходящей болезни, подобрать подходящую тактику терапии.

Манипуляция производится в условиях амбулатории, перед проведением больному дается список рекомендаций по предварительной подготовке:

  1. Под запрет подпадает прием медикаментозных средств, оказывающих влияние на уровень свертываемости крови – антикоагулянты, противовоспалительные препараты нестероидного происхождения;
  2. Обязательно употреблять все назначенные лекарства, особенно относящиеся к антибиотикам;
  3. Не заниматься любым типом сексуальных контактов в течение двух суток до назначенного времени анализа;
  4. Перед анализом пациент должен сделать очистительную клизму.

Методика осуществляется под местной анестезией, забор проблемных тканей проходит под контролем ультразвукового оборудования, при помощи специализированных полых игл. Зоной введения является прямая кишка, реже прокол осуществляется через промежность.

Полученный материал изучается в лаборатории под микроскопом. Существует специальная таблица Глисона, позволяющая оценить уровень поражения структур предстательной железы. По индексу определяются отклонения в клетках:

  • Структуры;
  • Формы;
  • Размера;
  • Дифференцировки.

Рак 1 степени предстательной железы характеризуется новообразованием, состоящим из железистых однородных элементов, без существенных изменений в ядрах. Стадия заболевания выявляется по поражению тканей простаты онкологическими клетками. На первой стадии показатели равны 5%.

Лечение

Заболевание отличается наиболее высокой продолжительностью жизни среди пациентов с раком, при условии своевременного обнаружения и проведенного лечения. Проблема относится к локальной форме, для решения принято использовать следующие методики:

Простатэктомию – удаление органа совместно с семенными пузырьками. Современное хирургическое вмешательство проводится малоинвазивным способом, через небольшие проколы. Операция может осложняться нарушением эректильной функции, недержанием урины, частичной или полной импотенцией.

Лучевую терапию – направленное облучение уничтожает злокачественные образования, локализующиеся в простате, параллельно затрагивает рядом расположенные лимфатические узлы. Интенсивность воздействия увеличивается поэтапно, для предотвращения побочных реакций процедура осуществляется дистанционно.

Высокоинтенсивным ультразвуком – манипуляция позволяет воздействовать на отдельные участки органа, включая глубоко расположенные.

Брахитерапию – особенностью проводимого лечения является внедрение излучающих зерен непосредственно в ткани предстательной железы. Методика позволяет исключить негативное воздействие на рядом находящиеся ткани.

Криоабляцию – замораживание жидким азотом проблемных зон со временем приводит к их деструкции.

Гормонотерапия, химиотерапия применяется на более поздних этапах раковых опухолей, в связи с большим количеством побочных эффектов. Хирургическое вмешательство считается самым надежным способом избавиться от протекающего патологического процесса. Терапия новообразований требует комплексного подхода, предотвращает формирование метастаз.

Профилактика

Специфические методики не разработаны. Для исключения возможности формирования злокачественных опухолей врачи рекомендуют придерживаться требований:

  • Исключить из жизни все варианты зависимостей – алкогольную, наркотическую, никотиновую;
  • Придерживаться принципов рационального питания – обогащенное витаминами, минеральными элементами ежедневное меню позволит стабилизировать работу аутоиммунной системы;
  • Увеличить двигательную, физическую активность – постоянно заниматься спортом;
  • Нормализовать график труда и отдыха – хроническая усталость негативно воздействует на общее состояние организма;
  • Периодически проходить профилактические осмотры – пункт важен для лиц, относящихся к группе риска по формированию атипичных клеток;
  • Избегать стрессовых ситуаций, лишних переживаний.

Среднестатистические данные утверждают, что порог пятилетней выживаемости преодолевает 90% пациентов. Последующие 10 лет опасны для больных рецидивами патологии – уровень варьирует от 60 до 90%. Выживаемость в течение 15 лет составляет 74%. Продолжительность жизни напрямую зависит от скорости выявления проблемы.

Рак простаты (рак предстательной железы)

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

  • Код по МКБ-10
  • Эпидемиология
  • Причины
  • Симптомы
  • Где болит?
  • Формы
  • Диагностика
  • Что нужно обследовать?
  • Как обследовать?
  • Какие анализы необходимы?
  • Лечение
  • К кому обратиться?
  • Лекарства
  • Прогноз

Рак простаты (рак предстательной железы) – злокачественная опухоль, происходящая из железистого эпителия альвеолярно-трубчатых структур преимущественно периферической зоны простаты и возникающая чаще у мужчин пожилого возраста. Рак предстательной железы обычно представлен аденокарциномой. До обструкции мочеточников симптомы возникают редко. Диагноз предполагают на основании пальцевого ректального исследования или определения концентрации ПСА и подтверждают данными биопсии.

[1], [2], [3], [4], [5]

Код по МКБ-10

Эпидемиология

В настоящее время рак простаты наиболее частое онкоурологическое заболевание, которому посвящены многочисленные научные работы, периодические публикации, учебники и монографии. Тем не менее заболеваемость раком простаты постоянно растет, в западных индустриально развитых странах эта опухоль вторая по частоте у мужчин после бронхогенной карциномы легких США – страна где наиболее часто встречается аденокарцинома простаты (с существенным преобладанием афроамериканцев среди заболевших). У этих больных рак простаты оттесняет бронхиальную карциному с первого места в шкале причин летальных исходов. Смертность от данного заболевания в течение последних 25 лет увеличилась на 16%. Заболеваемость раком простаты в России сопоставима с таковой в азиатских странах (15-18 человек на 100 000 населения), однако отмечают её существенный рост, составивший за последние 15 лет почти 50%. Увеличение частоты заболеваемости можно также объяснить увеличением продолжительности жизни мужчин на 20 лет за прошедшие семь десятилетий.

Летальность, обусловленная непосредственно опухолью, в настоящее время составляет около 30%. В Германии рак простаты служит третьей по частоте причиной смерти среди мужчин. В Австрии это заболевание самая частая злокачественная опухоль у мужчин и наиболее частая причина смерти от злокачественных заболеваний. В Швейцарии рак простаты стоит на втором месте после рака лёгких – ежегодно там фиксируют около 3500 новых случаев заболевания и около 1500 смертей, обусловленных раком простаты.

[6], [7], [8], [9], [10], [11]

Причины рака простаты (рака предстательной железы)

Аденокарцинома предстательной железы – самый распространенный недерматологический рак у мужчин старше 50 лет в США. В США приблизительно 230 100 новых случаев и приблизительно 29 900 смертельных исходов (в 2004 г.) встречают каждый год.

Уровень заболеваемости увеличивается с каждым десятилетием жизни; аутопсийные исследования сообщают о распространенности рака предстательной железы у мужчин в 60-90 лет в 15-60 % и увеличение ее уровня с возрастом. Средний возраст при установлении диагноза 72 года, и более 75 % всех случаев рака предстательной железы диагностируют у мужчин старше 65 лет. Наивысший риску афроамериканцев.

Саркому предстательной железы наблюдают редко, чаще у детей. Недифференцированный рак предстательной железы, плоскоклеточный рак и протоковый переходный рак также встречают. Гормональные влияния способствуют развитию аденокарциномы, но не другим видам рака предстательной железы.

Интраэпителиальная неоплазия простаты (ИНП) является предзлокачественным гистологическим изменением. Она может быть низко или высокодифференцированной; высокодифференцированную неоплазию простаты считают предшественником инвазивного рака.

[12], [13], [14], [15], [16], [17], [18], [19]

Симптомы рака простаты (рака предстательной железы)

Рак предстательной железы обычно прогрессирует медленно и редко вызывает симптомы до распространения процесса. В запущенных случаях могут появиться гематурия и симптомы обструктивного мочеиспускания (например, напряжение при мочеиспускании, неуверенность, слабая или прерывистая струя мочи, ощущение неполного опорожнения, недержание после мочеиспускания). Боли в костях могут развиться вследствие остеобластических метастазов в кости (обычно таз, ребра, тела позвонков).

Где болит?

Формы

Наиболее широко распространена классификация Глиссона (существует пять градаций в зависимости от степени утраты дифференцировки клеток). Показатель Глиссона подсчитывают суммированием двух наиболее часто встречающихся в препарате категорий, он имеет важное диагностическое и прогностическое значение. Оценивают распространенность опухоли в пределах простаты и ее отношение к близлежащим органам и тканям (категория Т), вовлечённость регионарных опухолевых узлов (категория N) и наличие отдалённых метастазов (категория М). При определении степени местного распространения процесса, прежде всего, следует определить, ограничена опухоль простатой (локализованные формы раком простаты (Т1с-Т2с) или выходит за пределы ее капсулы (Т3а-Т4b). Оценивать регионарные лимфатические узлы следует лишь в тех случаях, когда это напрямую влияет на лечебную тактику – обычно при планировании радикального лечения рака простаты (рака предстательной железы).

[20], [21], [22], [23], [24], [25]

Диагностика рака простаты (рака предстательной железы)

При пальцевом ректальном исследовании (РИ) предстательная железа может быть каменистой плотности с узелками, но данные часто нормальные; уплотнения и узлы предполагают рак, но должны быть дифференцированы от гранулематозного простатита, предстательных конкрементов и других заболеваний предстательной железы. Распространение уплотнений на семенные пузырьки и ограничение боковой подвижности железы предполагает локализованный прогрессирующий рак предстательной железы. Рак предстательной железы, обнаруженный при РИ, как правило, имеет значительные размеры и в более чем 50 % случаев распространяется за границы капсулы.

Скрининг рака простаты

Большинство случаев выявляют при скрининговом ректальном исследовании и определении концентрации ПСА, которые обычно выполняют ежегодно у мужчин старше 50 лет. Патологические находки требуют гистологического подтверждения, обычно путем пункционной биопсии при трансректальном УЗИ, которая может быть выполнена в клинике без общей анестезии. Гипоэхогенные области наиболее вероятно представляют рак.

Хотя имеется тенденция к снижению показателя смертности от рака предстательной железы и понижению частоты распространенного заболевания после введения рутинного скринига, ценность такого скрининга не доказана. Иногда рак предстательной железы диагностируют случайно в препарате, удаленном во время оперативного вмешательства по поводу ДГПЖ.

Использование концентрации ПСА несколько проблематично в качестве скринингового теста. Он увеличен у 25-92 % пациентов с раком предстательной железы (в зависимости от объема опухоли), но также может быть умеренно увеличен у 30-50 % пациентов с ДГПЖ (в зависимости от размера предстательной железы и ее структуры), у некоторых курильщиков и в течение нескольких недель после простатита. Концентрация более 4 нг/мл традиционно считали показанием для биопсии у мужчин старше 50 лет (у более молодых пациентов концентрация более 2,5 нг/мл, вероятно, требует проведения биопсии, потому что ДГПЖ – самая частая причина повышения ПСА – в данной возрастной категории редка). Хотя очень высокие концентрации диагностически важны (предполагают экстракапсулярное распространение опухоли или метастазирование) и ясно, что вероятность рака увеличивается с увеличением содержания ПСА, не существует границы, ниже которой нет риска рака. У бессимптомных пациентов положительное прогностическое значение для рака составляет 67 % при ПСА >10 нг/мл и 25 % при концентрации ПСА 4-10 нг/мл. Недавние наблюдения указывают на распространенность рака у мужчин старше 55 лет в 15 % при ПСА 2 нг/мл в год). Присущая опухоли биология может сделать этих пациентов инкурабельными независимо от ранней диагностики.

Исследования, которые определяют отношение свободного ПСА к общему ПСА, более специфичны, чем стандартные измерения ПСА, они могут уменьшить частоту биопсий у больных без рака. Рак предстательной железы связан с меньшей концентрацией свободного ПСА; никакого диагностического порога не было установлено, но в целом показатели 10 нг/мл, должны быть изучены тазовые лимфатические узлы. Исследование обычно включает проведение КТ или МРТ, подозрительные лимфатические узлы в дальнейшем могут быть оценены при пункционной биопсии. При обнаружении тазовых метастазов до операции радикальную простатэктомию обычно не выполняют.

Для кратковременного паллиативного эффекта можно использовать один или более препаратов, включая антиандрогены, химиотерапевтические средства (например, митоксантрон, эстрамустин, таксаны), глюкокортикоиды и кетоконазол; доцетаксел с преднизолоном – распространенная комбинация. Местная лучевая терапия – обычная паллиативная процедура для пациентов с костными метастазами.

Читайте также:  Нистатин инструкция по применению свечи при беременности

Для пациентов с местно распространенным раком или метастазами может быть эффективна кастрация – или хирургическая путем двухсторонней орхэктомии, или медикаментозная агонистами рилизингфактора лютеинизирующего гормона (РФЛГ), например леупролид, госерелин и бусерелин, с лучевой терапией или без нее.

Уменьшение содержания тестостерона в плазме крови на фоне приема агонистов РФЛГ подобно таковому при двусторонней орхэктомии. Все эти виды терапии вызывают потерю либидо и эректильную дисфункцию и могут вызывать приступообразные ощущения жара. Агонисты РФЛГ могут привести к временному повышению концентрации ПСА. Для некоторых пациентов эффективно добавление антиандрогенов (в частности, флутамида, бикалутамида, нилутамида, ципротерона) для полной блокады андрогенов. Максимальной блокады андрогенов обычно достигают комбинацией агонистов лютеинизирующего рилизинггормона с антиандрогенами, но эффект ее незначительно превосходит эффект от приема агонистов РФЛГ (или орхэктомии) в отдельности. Другой подход – интермиттирующая блокада андрогенов, которая подразумевает задержку проявлений андроген-независимого рака предстательной железы. Полную депривацию андрогенов продолжают до снижения концентрации ПСА (обычно до неопределяемого значения), затем прекращают. Лечение начинают вновь, когда концентрация ПСА повышается. Оптимальные режимы лечения и промежутки между курсами терапии не были определены, они широко варьируют на практике. Депривация андрогенов может значительно ухудшить качество жизни (например, самооценка пациентов, отношение к себе, к раку и его лечению) и вызвать остеопороз, анемию и потерю мышечной массы при длительной терапии. Экзогенные эстрогены редко используют, потому что они повышают риск развития сердечно-сосудистых и тромбоэмболических осложнений. Нет никакой стандартной терапии для гормонорезистентного рака предстательной железы.

Цитотоксические и биологические препараты (такие как генно-инженерные вакцины, антисенсорная терапия, моноклональные антитела), ингибиторы ангиогенеза (вчастности, талидомид, эндостатин) и ингибиторы матриксных металлопротеиназ изучают, они могут обеспечить паллиативную терапию и продлить выживание, но их преимущество над глюкокортикоидами не было доказано.

Для низкодифференцированных опухолей, которые распространяются за капсулу железы, существуют несколько протоколов лечения. Химиотерапию с гормональной терапией или без нее применяют перед оперативным лечением в некоторых протоколах, и наряду с лучевой терапией – в других. Режимы химиотерапии зависят от центра и протокола.

Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия ( Параоссальная гетеротопическая оссификация )

Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия – тяжелое генетическое заболевание, характеризующееся нарушением обмена в тканях мышц, сухожилий и связок, что приводит к образованию в них кальцинатов. Симптомами этого состояния являются уплотнения в мягких тканях шеи, спины и конечностей, мышечная гипотония, в дальнейшем – выраженные деформации позвоночника, скованность движений вплоть до инвалидизации больных. Диагностика прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии производится на основании данных настоящего статуса пациента, рентгенологических и молекулярно-генетических исследований. Специфического лечения патологии на сегодняшний день не существует, но имеются обнадеживающие результаты опытов на клеточных культурах больных данным заболеванием.

  • Причины ФОП
  • Симптомы ФОП
  • Диагностика и лечение
  • Прогноз и профилактика
  • Цены на лечение

Общие сведения

Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия (ФОП, параоссальная гетеротопическая оссификация) – редкое генетическое заболевание, при котором возникают процессы патологического окостенения сухожилий, фасций, межмышечных перегородок и других структур, состоящих из волокнистой соединительной ткани. Впервые это состояние было упомянуто французским врачом Гаем Петимом еще в 1692 году, однако его наиболее полное описание и изучение произвел в 70-х годах XX века американский врач-генетик Виктор Маккьюзик, который и дал название этому заболеванию.

Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия чаще всего является результатом спонтанных герминативных мутаций, однако описаны и семейные случаи этой патологии, при этом она характеризуется аутосомно-доминантным механизмом передачи со 100% пенетрантностью. Встречаемость оценивается примерно в 1:1 800 000-2 000 000, заболевание с равной долей вероятности поражает как мальчиков, так и девочек. Характерной особенностью прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии является тот факт, что любые попытки оперативного лечения этого состояния (устранение очагов оссификации или облегчение движений в суставах) приводят к взрывному росту новых гетеротопических участков костной ткани.

Причины ФОП

Этиология прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии заключается в нарушении регуляции процессов формирования костной ткани. В эмбриональном периоде за развитие костей отвечает ряд рецепторов, работа которых приводит к образованию твердой соединительной ткани в соответствующих областях тела. При развитии этого заболевания возникает мутация гена ACVR1, расположенного на 2 хромосоме.

Продуктом экспрессии данного гена является специфический белок – активин-рецептор 1 типа. Он относится к более обширной группе BMP-рецепторов, которые обладают способностью связывать вещества-факторы роста костной ткани и передавать соответствующие сигналы внутрь клеток. Чаще всего причиной прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии являются миссенс-мутации (например, Arg206His) в 6 экзоне гена ACVR1. В результате этого генетического нарушения происходит образование дефектной формы активина-рецептора 1 типа, который начинает образовываться не только в эмбриональном периоде и в остеобластах у взрослого человека, но и в клетках волокнистой соединительной ткани.

Дальнейший патогенез прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии изучен недостаточно по причине редкости этого состояния. Однако большинство исследователей склоняются к мнению, что дефектный рецептор становится способным реагировать не только на соединения из группы BMP (bone morphogenetic protein – белки костного морфогенеза), но и на другие вещества – в частности, факторы воспаления. Доказательством этой теории служит тот факт, что очаги гетеротопической оссификации чаще всего возникают на месте повреждения мягких тканей – ушибов, порезов, укусов насекомых. Кроме того, при гистологическом изучении патологических уплотнений в них всегда наблюдается умеренная лимфоцитарная инфильтрация, что указывает на воспалительный или иммунный характер процесса.

Мутации гена ACVR1 приводят не только к аномальному костному морфогенезу у детей и взрослых, они также нередко обуславливают ряд врожденных пороков развития опорно-двигательного аппарата. Наиболее распространенными проявлениями прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии такого типа являются микродактилии, варусное искривление большого пальца стопы (клинодактилия). Из других, более редких костных аномалий, отмечают сращение тел шейных позвонков, дисплазии метафизов, сращение реберно-позвоночных суставов. По причине сочетания дисплазии костной ткани и слабости мышечного корсета спины у больных часто развиваются тяжелые искривления позвоночника, что приводит к вторичным неврологическим нарушениям.

Симптомы ФОП

При рождении прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия может проявлять себя лишь нарушениями формирования костей пальцев рук и ног, никаких других изменений при этом не обнаруживается. Начало заболевания внезапное, может произойти без всяких видимых причин в возрасте от нескольких месяцев до 3-5 лет. Обычно первыми симптомами данной патологии становятся уплотнения в мышечных тканях шеи, спины и рук, размеры которых могут составлять от 1 до 10 сантиметров. При пальпации очаги бывают болезненными, кожа над ними либо не изменена, либо (в редких случаях) гиперемирована. При прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии такие уплотнения могут появляться на месте ушибов, порезов и других травм мягких тканей.

Походка больных прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазией, как правило, характеризуется скованностью, малыми шагами. Лицо амимичное на фоне напряженных мышц шеи и спины. По мере нарастания количества и размеров уплотнений объем движений в суставах постепенно уменьшается, приводя на терминальных этапах заболевания практически к полному обездвиживанию. Нередко отмечаются боли неврологического характера, обусловленные сдавлением корешков спинномозговых нервов, также могут поступать жалобы на нарушение кожной чувствительности. Все эти проявления прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии постепенно нарастают и становятся все более выраженными.

Описаны случаи, когда очаги на первоначальном этапе развития самопроизвольно рассасываются (в том числе и под воздействием некоторых лекарственных средств), однако в последующем уплотнения неизменно возникают снова. В течение 2-3 недель происходит оссификация, после чего их самопроизвольное или терапевтическое разрешение становится невозможным. У взрослых больных прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазией выявляются десятки таких очагов, которые могут сливаться между собой, образуя картину «второго скелета». Это обстоятельство наряду с многочисленными деформациями костей приводит к глубокой инвалидизации больных и нередко провоцирует развитие многочисленных нарушений со стороны внутренних органов с последующим летальным исходом.

Диагностика и лечение

Диагностика прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии осуществляется на основании данных осмотра пациента, рентгенологических и генетических исследований. Как правило, результаты осмотра больных зависят от возраста и выраженности заболевания. У детей до 10-12 лет основными симптомами являются очаги уплотнения мягких тканей на голове, шее, иногда на спине. У пациентов старшего возраста очаги оссификации могут располагаться на любом участке тела, нередко отмечается резкое ограничение подвижности суставов, выраженные искривления позвоночника.

Уплотнения мягких тканей приводят к появлению характерных бугров на коже и зачастую сильно уродуют больного прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазией. Иногда в качестве дополнительного метода диагностики прибегают к биопсии и последующему гистологическому исследованию очагов уплотнения, однако многие специалисты выступают против этой техники, поскольку такая инвазивная процедура способна спровоцировать развитие нового очага оссификации.

Рентгенологическое исследование на ранних этапах заболевания может обнаруживать врожденные пороки развития опорно-двигательного аппарата – клинодактилию больших пальцев ног, дисплазию метафизов, укорочение длинных трубчатых костей конечностей. По мере развития гетеротопической оссификации в сухожилиях, фасциях, межмышечных соединительнотканных перегородках выявляются сначала одиночные, а затем и множественные тени, имеющие костную плотность. В далеко зашедших случаях прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии тени сливаются между собой и нередко затрудняют визуализацию внутренних органов и других глубоко расположенных структур. При помощи методов современной генетики можно диагностировать это состояние путем поиска мутаций в гене ACVR1.

Специфического лечения прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии не существует, а паллиативная терапия резко ограничена в своих возможностях по причине детского возраста большинства пациентов и специфической реакции организма. Многочисленные попытки устранить очаги гетеротопической оссификации хирургическим путем заканчивались неудачно – после операции из-за повреждения тканей рост уплотнений резко усиливался. На ранних этапах заболевания немного затормозить развитие патологических очагов можно при помощи высоких доз кортикостероидных препаратов и других средств, угнетающих воспалительные процессы (НПВС, ингибиторы лейкотриенов, блокаторы мастоцитов).

В последние годы получены первые лабораторные данные по поводу специфического лечения прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии – при помощи особой РНК удалось ингибировать экспрессию дефектного гена ACVR1, не затрагивая его здоровую гомологичную копию в стволовых клетках больных. Возможно, в дальнейшем это позволит с успехом лечить пациентов, страдающих данным заболеванием, или, как минимум, значительно повысить их качество жизни.

Прогноз и профилактика

Прогноз прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии крайне неблагоприятный – проявления заболевания неуклонно нарастают, эктопические очаги оссификации становятся крупнее и сливаются между собой, деформации позвоночника практически лишают больного подвижности. Как правило, летальный исход наступает в 25-40 лет от нарушений дыхания, пневмонии, других расстройств со стороны внутренних органов. Описаны случаи развития очагов оссификации в жевательной мускулатуре, что приводило к невозможности открыть рот и требовало срочных мер по организации питания больного. Поддерживающее лечение при прогрессирующей оссифицирующей фибродисплазии теоретически может замедлить развитие патологии, но на практике его эффективность очень сильно отличается у разных больных. Каких-либо методов профилактики этого редкого генетического заболевания на сегодняшний день не разработано.

Оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия (ОПФ)

Что такое оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия?

Оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия (или сокр. ОПФ, болезнь Мюнхеймера, синдром каменного человека) — очень редкое наследственное заболевание, при котором соединительные ткани тела, включая мышцы, сухожилия и связки, постепенно замещаются костью (в процессе, называемом оссификацией).

Болезнь Мюнхеймера присутствует при рождении, однако симптомы могут не проявляться до раннего детства. Окостенение может произойти случайно или после травмы.

Симптомы ОПФ

У рожденных с ОПФ, признаки и симптомы окостенения могут никак не выявляться, пока ребенок не станет немного старше и не начнет расти.

У новорожденных первым признаком ОПФ часто является врожденная аномалия пальцев ног.

Вскоре после рождения медицинские работники или родители могут заметить, что большие пальцы ноги ребенка короче других пальцев (см. фото выше).

Этот порок развития наблюдается у всех людей с синдромом каменного человека и является важной подсказкой для постановки диагноза.

У новорожденного также могут быть отеки вокруг глаз и кожи головы. В некоторых случаях этот отек может начаться, когда плод еще находится в утробе матери, хотя это состояние обычно диагностируется только после рождения. Около 50 процентов людей с этим заболеванием также имеют сходные врожденные аномалии в больших пальцах — также наблюдались и другие пороки развития, например, в позвоночнике.

Большинство людей с оссифицирующей прогрессирующей фибродисплазией впервые испытывают основные симптомы заболевания (иногда их называют «обострениями») к 10 годам жизни.

В то время как общая скорость прогрессирования состояния неизвестна, окостенение имеет тенденцию следовать определенной схеме, начиная с шеи и вплоть до плеч, туловища, конечностей и ступней.

Однако, поскольку на формирование кости могут повлиять травма (например, перелом руки) или вирусное заболевание (например, грипп), заболевание может не строго следовать этому прогрессу.

Основные симптомы болезни Мюнхеймера зависят от того, какие части тела стали окостеневшими. Часто, при заболевании встречаются нежные комки под кожей (подкожные узелки, см. фото выше). Иногда формированию этих узелков предшествует умеренная лихорадка. Большинство людей с ОПФ будут иметь общие симптомы боли, ригидности и прогрессирующего недостатка подвижности по мере разрастания костной ткани.

В зависимости от того, какие части тела окостенеют, более специфические симптомы ОПФ могут включать:

  • проблемы с питанием, которые могут привести к дефициту питательных веществ или недоеданию;
  • трудно с разговором;
  • проблемы с зубами;
  • затрудненное дыхание;
  • респираторные инфекции;
  • нарушение слуха;
  • выпадение волос (облысение);
  • анемию;
  • сдавливание нервов;
  • правосторонняя застойная сердечная недостаточность;
  • искривление позвоночника (сколиоз и кифоз).
  • сенсорные аномалии;
  • умеренную умственную отсталость;
  • неврологические симптомы.

Люди с синдромом каменного человека могут иметь периоды в своей жизни, когда костная ткань не будет расти. В других случаях может показаться, что это явление происходит случайно и при отсутствии каких-либо очевидных травм или заболеваний. Если оссификация происходит в необычной части тела (где кости обычно не обнаруживаются), это может привести к переломам.

Со временем формирование новой опухоли костей и тканей, которая сопровождает это состояние, может серьезно повлиять на то, насколько хорошо человек может двигаться.

В большинстве случаев оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия в конечном итоге приводит к полной иммобилизации. Многие люди с этим заболеванием к 30 годам будут прикованными к постели.

Причины фибродисплазии

У большинства людей, рожденных с ОПФ, заболевание возникает в результате случайной генетической мутации. Хотя это генетическое заболевание, оно обычно не встречается у всей семьи.

Человеку нужен только один пораженный ген, чтобы у него возникла оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия. Большинство случаев происходит из-за случайной мутации — у человека редко развивается состояние, потому что только от одного из родителя наследуется ненормальный ген. В генетике это явление называется как аутосомно-доминантное расстройство.

Мутация гена, ответственная за состояние, была идентифицирована исследователями из Университета Пенсильвании — они идентифицировали рецептор на хромосоме 2, называемый рецептором активина типа IA (ACVR1). ACVR1 присутствует в гене, который кодирует костные морфогенетические белки (BMP), которые помогают формировать и восстанавливать скелет, начиная с момента образования эмбриона.

Исследователи полагают, что мутация в гене предотвращает отключение этих рецепторов, что позволяет неконтролируемой кости образовываться в тех частях тела, где она обычно не появляется в течение жизни человека.

Диагностика

Оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия встречается очень редко. Предполагается, что только несколько тысяч человек страдают этим заболеванием, и в мире существует только около 800 известных пациентов с этим заболеванием — 285 из них находятся в Соединенных Штатах. По-видимому, ОПФ чаще встречается у детей определенной расы, и такое состояние встречается у мальчиков так же часто, как и у девочек.

Диагностика оссифицирующей прогрессирующей фибродисплазии может быть затруднена. Нередко изначально это заболевание ошибочно диагностируется как форма рака или как состояние, называемое агрессивным ювенальным фиброматозом.

В начале диагностики болезни Мюнхеймера, если ткань подвергается биопсии и исследованию под микроскопом (гистологическое исследование), она может иметь некоторые сходства с агрессивным ювенильным фиброматозом. Однако при последнем заболевании поражения не прогрессируют до полностью сформированной кости, как при синдроме каменного человека. Это может помочь врачу провести различие между данными болезнями.

Одним из основных диагностических признаков, который может привести врача к подозрению на болезнь Мюнхеймера, в отличие от другого состояния, является наличие коротких, неправильно сформированных больших пальцев ног.

Если биопсия ткани неясна, клиническое обследование ребенка может помочь врачу исключить агрессивный ювенильный фиброматоз. У детей с агрессивным ювенильным фиброматозом нет врожденных пороков развития пальцев ног или рук, однако она почти всегда встречается у детей с ОПФ.

Другое состояние, прогрессирующая костная гетероплазия, может также быть перепутана с оссифицирующей прогрессирующей фибродисплазией. Основное различие при постановке диагноза заключается в том, что рост кости при прогрессирующей костной гетероплазии обычно начинается на коже, а не под ней. Эти костные бляшки на поверхности кожи отличаются от нежных узелков, которые образуются при ОПФ.

Другие методы обследования, которые доктор может назначить, если есть подозрения на синдром каменного человека, включают:

  • полный медицинский анамнез и медицинский осмотр;
  • рентгенологические исследования, такие как компьютерная томография (КТ) или сцинтиграфия костей (сканирование костей) для поиска изменений скелета;
  • лабораторные анализы для измерения уровня щелочной фосфатазы;
  • генетическое тестирование для поиска мутаций.

Если подозревается наличие ОПФ, врачи стараются избегать любых инвазивных тестов, процедур или биопсии, потому что травма обычно приводит к образованию большего количества костной ткани у человека с таким заболеванием.

Хотя состояние обычно не встречается у всей семьи, родителям, у которых есть ребенок с диагнозом болезни Мюнхеймера, может быть полезна медико-генетическая консультация.

Лечение

В настоящее время нет лекарства от ОПФ. Также нет определенного или стандартного курса лечения. Существующие методы терапии не эффективны для каждого пациента, и поэтому основной целью является лечение симптомов и предотвращение роста костей, если это возможно.

Хотя терапия не остановит прогрессирование состояния, медицинские решения по лечению боли и других симптомов, связанных с ОПФ, будут зависеть от потребностей конкретного пациента. Врач может порекомендовать попробовать один или несколько из следующих способов лечения препаратами и процедурами, чтобы улучшить качество жизни пациента:

  • Преднизон в высоких дозах или другой Кортикостероид;
  • такие препараты, как Ритуксимаб (обычно используется для лечения ревматоидного артрита);
  • Ионтофорез лекарственных веществ для доставки лекарств через кожу;
  • Миорелаксанты или инъекции местного анестетика;
  • препараты под названием Бисфосфонаты, которые используются для защиты плотности костей;
  • Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП);
  • лекарства для подавления тучных клеток, которые могут помочь уменьшить воспаление.

Окостенение часто происходит случайным образом и не может быть полностью предотвращено, однако, в редких случаях, оно также может происходить в ответ на воспаление, травму и болезнь.

Таким образом, рекомендации относительно активности, образа жизни, профилактического ухода и вмешательств могут быть назначены начиная с детства.

Рекомендации могут включать:

  • избегать ситуаций, которые могут привести к травме, например, полное исключение занятий спортом;
  • избегать инвазивных медицинских процедур, таких как биопсия, стоматологических процедур и внутримышечной иммунизации;
  • профилактика антибиотиками для защиты от болезней или инфекций, когда это необходимо;
  • меры по профилактики инфекций, например, надлежащая гигиена рук, для защиты от распространенных вирусных заболеваний (таких как грипп) и других респираторных вирусов, а также от осложнений, таких как пневмония;
  • физиотерапия;
  • средства передвижения и другие вспомогательные устройства, такие как ходунки или инвалидная коляска;
  • другие медицинские устройства, которые могут помочь в повседневной жизни для переодевания и купания.
  • медицинские устройства или другие меры безопасности для предотвращения падений, например, при вставании с постели или приеме душа;
  • психологическая и социальная поддержка пациентов и их семей;
  • образовательная поддержка, включая специальное образование и обучение на дому;
  • для семей может быть полезным медико-генетическая консультация.
Читайте также:  Тегретол и Тегретол ЦР: инструкция по применению, цена, отзывы

Инвазивные процедуры или операции, направленные на удаление областей аномального роста кости, не рекомендуются, так как травма от операции почти всегда приводит к развитию дальнейшей окостенения.

Если операция абсолютно необходима, следует использовать наиболее минимально инвазивную методику. Пациентам с ОПФ также могут потребоваться особые анестезирующие средства.

В последние годы было проведено несколько клинических испытаний с целью разработки лучших вариантов лечения для людей с фибродисплазией.

Резюмируя

Оссифицирующая прогрессирующая фибродисплазия является чрезвычайно редким состоянием, при котором мутация гена заставляет соединительные ткани тела, включая мышцы, сухожилия и связки, постепенно замещаться костью (процесс называемый окостенением).

От болезни Мюнхеймера не существует лекарств и диагностика состояния довольно сложна.

Лечение в основном поддерживающее, и прогрессирование состояния обычно довольно непредсказуемо. Принятие мер во избежание травм и других ситуаций, которые могут привести к усилению окостенения, может помочь уменьшить количество замещений у человека, однако новая кость может все еще образовываться без какой-либо явной причины.

ОПФ обычно приводит к полной неподвижности, и к 30 годам большинство людей приковано к постели. В настоящее время проводятся клинические испытания, которые, как мы надеемся, позволят найти лучшие варианты лечения для повышения качества жизни пациентов с этим заболеванием.

Видеозаписи по теме

Клинические и рентгенологические проявления оссифицирующей прогрессирующей фибродисплазии у детей

Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия (ФОП), оссифицирующий прогрессирующий миозит (ОПМ), болезнь Мюнхмайера, болезнь «второго скелета» — редкое, врожденное, инвалидизирующее заболевание с встречаемостью 1 на 2 млн человек.

Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия (ФОП), оссифицирующий прогрессирующий миозит (ОПМ), болезнь Мюнхмайера, болезнь «второго скелета» — редкое, врожденное, инвалидизирующее заболевание с встречаемостью 1 на 2 млн человек.

Фибродисплазия характеризуется врожденной костной патологией и прогрессирующим гетеротопическим окостенением мышц, сухожилий, связок, апоневрозов [1, 2]. Нет расовой, половой или географической предрасположенности. Заболевание чаще возникает как результат спонтанной новой мутации. Наследственная передача — аутосомно-доминантная, возможен материнский мозаицизм.

В 2006 г. была обнаружена преимущественно одна и та же гетерозиготная мутация (c.617G>A; p.R206H) в глициновом и сериновом остатке (GS) области активации рецептора 1-го типа активина А (ACVR1)/активиноподобной киназы 2 (ALK2) рецептора 1-го типа костного морфогенетического протеина (КМП), расцененная как генетическая причина ФОП. Семь дополнительных мутаций были идентифицированы впоследствии в GS-области и области киназы ACVR1 у пациентов с «нетипичными» формами болезни [3, 4].

Мутация c.617G>A приводит к замене аргинина на гистидин в кодоне 206 (p.R206H). Структурное гомологичное моделирование белков предсказывает, что замена аминокислоты приводит к конформационным изменениям рецептора, что вызывает изменение его чувствительности и активности [3].

При ФОП предполагается активная выработка КМП-4 сверх порога, что объясняет избыточную оссификацию и эктопическое образование кости постнатально [4].

Врожденные фенотипы, вызванные ФОП-метаморфозом, включают ряд врожденных уродств (деформаций) и скелетных аномалий: деформированный большой палец ноги (основной диагностический признак болезни), дисплазию метафизов, короткие фаланги, короткие большие пальцы рук, синостозы — симфалангизм пальцев, сращение поверхностей шейных суставов, сращение реберно-позвоночных суставов, проксимальные медиальные берцовые остеохондромы, короткие широкие шейки плечевой кости, редкие волосы, глухоту и др. [1, 4, 5].

В отечественной литературе имеются единичные работы о развитии ФОП у детей преимущественно в школьном возрасте [6–8].

В данном сообщении мы представляем наиболее типичные клинические и рентгенологические проявления ФОП у 30 детей в возрасте от 1,5 до 14 лет, наблюдавшихся в клинике детских болезней Первого МГМУ им. И. М. Сеченова в 1968–2010 гг. и два наблюдения с выявленным геном ФОП.

Дети поступали с жалобами на появление на голове мягких эластичных образований, которые постепенно распространялись вниз и уплотнялись. Начало болезни нередко сопровождалось недомоганием, субфебрилитетом, болезненностью очагов, постепенным их уплотнением, нарастанием общей скованности и контрактурами в области крупных суставов. Быстрота распространения процесса колебалась от 2–3 месяцев до 3–5 лет.

У отдельных пациентов наблюдали самопроизвольное исчезновение и/или рецидивы очагов, у других процесс неуклонно прогрессировал. Постепенно дети как бы окутывались костным панцирем, «вторым скелетом», становились малоподвижными, с трудом самостоятельно одевались, принимали пищу, меняли положение в пространстве и в итоге становились инвалидами, зависящими от помощи взрослых (рис. 1, 2). Дети дошкольного возраста могли отставать от сверстников в развитии, старшие были более замкнутыми, но неплохо успевали в школе.

Около половины детей имели типичный признак «классического» варианта ФОП: патологию первых пальцев стоп: укорочение, подвывихи, симфалангизм, монофалангизм и др.

На рентгенограммах обнаруживали внескелетные, костной плотности тени (оссификаты), как единичные, так и сливающиеся между собой в обширные конгломераты. Обычно определялись множественные линейные тени костной плотности с локализацией в мягких тканях конечностей и туловища. Нередко тени переплетались между собой наподобие ветвей дерева. Наиболее частой локализацией были боковые поверхности грудной клетки и внутренние поверхности плеч с образованием синостозов между собой в виде «моста» (рис. 3). У детей младшего возраста эта локализация была первичной. Нередкими были также единичные или множественные экзостозы.

Основные лабораторные параметры, включая общие и биохимические анализы крови и мочи (в т. ч. ферменты и показатели минерального обмена), уровень гормонов щитовидной и паращитовидных желез, оставались нормальными.

Лечение проводили кортикостероидными гормонами (преднизолоном или метилпреднизолоном в дозе 0,5–1 мг/кг массы в сутки) короткими курсами, нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП), внутривенным введением 5% раствора динатриевой соли этилендиаминтетрауксусной кислоты (Na2 ЭДТА), 10% раствора Ксидифона внутрь и/или местно путем электрофореза или мази с Ксидифоном. В последние годы использовали бисфосфонаты нового поколения (динатрия памидронат или Аредиа, Бонефос, Бонвива и др.), антилейкотриеновые препараты (монтелукаст) и блокаторы мастоцитов (кромолин натрия).

Приводим представляющие интерес наблюдения двух пациентов, обследованных генетически в 2010 году.

Артем Т. в 14 лет обратился в клинику в июне 2010 года.

Беременность у матери протекала нормально, но в конце появились отеки ног, А/Д — 150/100 мм рт. ст, прибавка веса 10 кг. Из-за запрокидывания головки ребенка проведено кесарево сечение (12-часовой безводный период). Вес при рождении 3200 граммов, длина 53 см, окружность головки 36 см. Рос и развивался удовлетворительно. Сидит с 6 месяцев, начал ходить с 10 месяцев, первый зуб прорезался в 4 месяца. Вес в один год 11 кг, речь с 1 года 3 месяцев. Грудное вскармливание 2 месяца, далее искусственное, диагностирована анемия легкой степени.

На все прививки, кроме реакции Манту, отмечали подъем температуры до 39–40 °C. При проведении АКДС распухала ягодица (как «стеклянная»).

Перенесенные болезни до школы — ветряная оспа, мононуклеоз, позже — ОРВИ.

В два года поставлен диагноз врожденная вальгусная деформация больших пальцев стоп, сделана операция выправления подвывиха первого пальца левой ноги (вставлена спица).

В 5 лет — диагноз болезнь Пертеса, экзостозная болезнь.

В 6 лет сделана операция по удалению «наростов» (экзостозов) с обеих сторон на задней поверхности коленных суставов. Но возник рецидив, и появились новые очаги спереди.

В 9 лет из-за ушиба (падение с велосипеда) стала плохо сгибаться в колене левая нога, стал прихрамывать.

С 11 лет выявлена двухсторонняя нейросенсорная тугоухость.

В 14 лет (апрель 2010 г.) появилось уплотнение на шее слева. На операции в кивательной мышце выявлен тяж хрящевой плотности. Материал биопсии консультирован в РОНЦ АМН РФ: данных за опухоль нет.

Консультирован в ЦИТО в мае 2010 г., установлены экзостозы и ограничение движений в левой кивательной мышце.

УЗИ левой кивательной мышцы (21.05.2010) — в средних ее отделах определяется участок измененной структуры, захватывающий всю толщу мышцы на протяжении 5,2 см с уплотнением, понижением эхогенности, не имеющий характерной волокнистой структуры; выше и ниже в мышечной ткани есть участки гиперэхогенных мышечных включений (послеоперационные изменения на фоне специфического миозита). Справа — аналогичные включения.

УЗИ передней поверхности правого бедра — на уровне верхней трети — оссификат (2,8 × 0,3 см толщины), в мягких тканях спины справа, на уровне нижних грудных позвонков — оссификат, аналогичный по структуре.

По завершении обследования и очной консультации в РОНЦ им. Н. Н. Блохина в мае 2010 года заподозрен прогрессирующий оссифицирующий миозит.

На консультации генетика установлен диагноз — «фибродисплазия прогрессирующая оссифицирующая с аутосомно-доминантным типом наследования в родословной «de novo». В фенотипе — уплотнение мышц в области шеи, спины, правого бедра, с 9 лет костно-хрящевые экзостозы в верхней трети большеберцовой кости и нижней трети левого бедра, врожденная аномалия первых пальцев кистей и стоп (укорочение, тугоподвижность в межфаланговых суставах), укорочение и расширение шейки бедренных костей.

В клинике детских болезней обследован амбулаторно (15–17.06.2010 г.).

При осмотре мальчик хорошего роста, повышенного питания (рост 160 см, вес 60 кг). Жалуется на затруднение при поворотах шеи и наклонах туловища вперед. Ощущает неловкость в спине и тазе при ходьбе и ощупывании, прихрамывает на правую ногу.

Кожа чистая со следами загара. Укорочение больших пальцев стоп и кистей с подвывихом на ногах — halux valgus (рис. 4). На шее в области левой кивательной мышцы уплотнение с рубцом в центре. Поворот влево затруднен. Наклон туловища вперед лишь до горизонтального уровня. Справа на передней поверхности бедра — уплотнение в толще мышцы. На спине справа на уровне 6-го грудного позвонка определяется костный тяж длиной около 5–7 см, вне связи с позвоночником. Лимфатические узлы не увеличены. Со стороны легких, сердца, органов брюшной полости без патологии.

На R-грамме стоп: справа — вальгусная деформация первого пальца, основная фаланга значительно укорочена, утолщена, смещена латерально (подвывих). Слева — деформация головки плюсневой кости и проксимальной фаланги первого пальца (после операции). Суставная щель неравномерно сужена (рис. 4).

На рентгенограмме тазобедренных суставов с захватом 2/3 бедренных костей — головки бедренных костей уплощены, левая смещена латерально. Слева крыша вертлужной впадины скошена. Утолщение кортикального слоя в бедренных костях. В проекции шейки и верхней половины диафиза бедренной кости слева в мягких тканях определяются тени костной плотности. Справа — единичные тени в проекции шейки бедренной кости (рис. 5).

На рентгенограммах кистей соотношение костей не нарушено. Отмечается метаэпифизарный остеопороз. Пястные кости укорочены. Слева основная фаланга первого пальца укорочена, гипоплазия эпифиза. Средние фаланги V пальцев с искривленностью.

ЭхоКГ (17.06.2010 г). Размеры полостей сердца, толщина миокарда в пределах нормы. Систолическая и диастолическая функции левого желудочка не нарушены. Давление в легочной артерии в норме. По передней стенке правого желудочка минимальное расхождение листков перикарда в диастолу 1,3–1,5 мм. МАРС: добавочные базальные хорды и трабекула в полости левого желудочка. Удлинен евстахиев клапан.

Клинический диагноз: «Фибро­дисплазия оссифицирующая прогрессирующая. Классическая форма. Поздняя стадия. Врожденные аномалии больших пальцев стоп: укорочение и утолщение основных фаланг с подвывихом (Halux valgus) и кистей (укорочение пястных костей и основной фаланги первого пальца слева с гипоплазией эпифиза. Искривление средних фаланг V пальцев). Костно-хрящевые экзостозы слева на уровне нижней и верхней третей бедренной кости. Укорочение и расширение шейки бедренных костей. Множественные внескелетные костные образования (оссификаты) в толще мышц спины, бедер, шеи.

МАРС: добавочные базальные хорды и трабекула в полости левого желудочка, удлинение евстахиевого клапана. Двусторонняя нейросенсорная туго­ухость.

В лаборатории ДНК-диагностики: найдена мутация Arg206 His в гене ACVR1».

Заключение. Ребенок наблюдался длительно с диагнозами врожденной вальгусной деформации больших пальцев стоп, экзостозной болезни, болезни Пертеса, подозрением на опухоль шеи с биопсией измененного участка кивательной мышцы; получал все прививки и вакцинации, несмотря на высокую лихорадку на каждое введение вакцин, не соблюдал необходимого щадящего двигательного режима, многократно травмировался, подвергался многочисленным лучевым исследованиям, операциям и лишь через 14 лет диагноз ФОП верифицирован и подтвержден генетически.

В настоящее время ему рекомендованы щадящий двигательный режим, отвод от всех внутримышечных инъекций, манипуляций в области нижней челюсти, профилактика ОРВИ (Арбидол, санация полости носа — промывание морской водой, капли — Маример, вакцинация при эпидемии гриппа подкожно или интраназально), плавание в бассейне с морской водой или в море, применение преднизолона (2 мг/кг 5–7 дней) и бисфосфонатов (Аредиа) при возникновении новых оссификатов, оформление инвалидности и динамическое наблюдение в специализированном стационаре.

Второй пациент — Алеша О. под наблюдением клиники с 1 года 3 месяцев.

В анамнезе: мать 27 лет, здорова, отец 39 лет, страдает бронхиальной астмой, алкогольной зависимостью. На 18-й неделе беременности мать перенесла грипп, в последующем из-за непропорционального развития головки была госпитализирована в отделение патологии беременности. Роды в срок, физиологические. Вес ребенка 2530 г, длина — 48 см. Оценка по шкале Апгар 8–9. Закричал сразу. Кормление грудью 8 месяцев, отмечалась гипогалактия. С раннего детства отмечено «плохое» держание головки в положении на животе, в 3 месяца — массаж из-за гипертонуса мышц шеи. Сидит с 7 месяцев, ходит с 12 месяцев, зубы с 5 месяцев.

В возрасте 5 месяцев упал с дивана без последствий. Позже в 12 месяцев повторное падение, ударился лбом. На месте ушиба возник отек размером с куриное яйцо. Получал гидрокортизон, примочки местно с эффектом.

При рентгенографии и томографии выявлена врожденная аномалия С1–С2 — деформация тел позвонков в виде платиспондилии, незаращение на уровне задних отделов (spina difida posterior), гипоплазия зубовидного отростка С2.

При ЭхоКГ размеры камер сердца выше возрастной нормы (мальчик повышенного питания: вес в 1 год 2 месяца 15 кг). Дополнительная хорда в левом желудочке.

При первичном осмотре ребенок хорошего физического развития, повышенного питания, мобилен, общителен. Имеется «скованность» и приподнятость в плечевом поясе, напряженность и уплотнение мышц шеи, ограничение в поворотах головы и наклоне назад. Движения в суставах конечностей не ограничены, деформаций нет. Приседает, ходит, бегает свободно. Кожные покровы и слизистые чистые. Зубы 10/8. По внутренним органам — без патологии, выявлена гипоспадия.

Имеются диагностические признаки классической формы ФОП — укороченные с подвывихом большие пальцы стоп (рис. 6), а также врожденная патология шейных позвонков и гипоспадия.

Общие анализы крови и мочи, биохимическое исследование крови в пределах нормы.

Генетическое обследование выявило наличие мутации Arg206His в гене ACVR1, характерное для классического варианта ФОП.

Клинический диагноз: «Фибро­дисплазия оссифицирующая прогрессирующая. Классическая форма. Ранняя стадия. Начальная фаза болезни. Рецидивирующие опухолеподобные образования на голове и в области шеи. Хрящеподобные элементы в виде продольных эластичных тяжей (теней на рентгенограммах) в мягких тканях надплечий и вдоль позвоночника. Врожденные костные аномалии: укорочение больших пальцев стоп. Недоразвитие зубовидного отростка 2-го шейного позвонка. Платиспондилия и незаращение задних отделов тел С1–С2. Гипоспадия. Мутация Arg206 His в гене ACVR1».

Ребенок наблюдается в течение года. Заболевание не прогрессирует (рис. 7). Периодически на голове при легких травмах возникают эластичные «опухоли», быстро исчезающие при применении мази с Ксидифоном. Дан отвод от всех внутримышечных прививок и вакцинаций. Рекомендован охранительный двигательный домашний режим. При падениях и образовании мягких опухолей на голове — мазь с Ксидифоном, внутрь НПВП, антилейкотриены. Динамическое наблюдение в клинике для коррекции терапии. Оформление инвалидности детства.

Таким образом, наши наблюдения свидетельствуют о недостаточном знакомстве с ФОП врачей различных специальностей — педиатров, хирургов, ортопедов, что приводит к длительной верификации диагноза, ненужным вмешательствам и травмам мягких тканей (операции, биопсии, внутримышечное введение лекарств, вакцинации).

Обобщая литературные и собственные данные, следует считать для диагноза главным наличие врожденной патологии больших пальцев стоп (нередко в сочетании с патологией пальцев кистей) и внескелетные оссификаты. У детей дошкольного возраста, как правило, они возникают на шее, плечевом поясе и постепенно распространяются вниз. У старших детей оссификаты могут появляться в любых участках мягких тканей (мышцах, сухожилиях и др.), чаще вследствие травм любого генеза или на фоне гриппа и ОРВИ. При подозрении на ФОП необходим поиск мутаций в гене ACVR1.

К сожалению, прогноз болезни неудовлетворительный. Очень важно соблюдать все профилактические меры для избежания любых травм мягких тканей и проводить профилактику ОРВИ и гриппа, которые могут ускорить прогрессирование болезни и спровоцировать легочно-сердечную недостаточность.

В настоящее время содружеством ученых активно разрабатываются и апробируются (в эксперименте и на животных) препараты, обладающие способностью блокировать мутации в гене ACVR1, что позволит преду­предить или прервать гетерогенную оссификацию и улучшить состояние пациентов.

Литература

  1. Mc Kusick V. A. Heritable Disorders in Connective Tissue. St. Louis C. V. Mosby (pub) (4 th ed.), 1972.
  2. Kaplan F. S., Le Merrer M., Glaser D. L., Pignolo R. J., Goldsby R. E., Kitterman J. A., Groppe J., Shore E. M. Fibrodysplasia ossificans progressiva // Best Pract Res Clin Rheumatol. 2008, 22: 191–205.
  3. Shore E. M., Xu M., Feidman G. J. еt al. A recurrent mutation in the BMP type 1 receptor ACVR1 causes inherited and sporadic fibrodisplasia ossificans progressive // Nature Genetics. 2006, 38: 525–527.
  4. Koster B., Pauli R. M., Reardon W., Zaidi S., Zasloff M., Morhart R., Mundios S., Groppe J., Shore E. M. Classic and atypical fibrodysplasia ossificans progressiva (FOP) phenotypes are caused by mutations in the bone morphogenetic protein (BMP) type I receptor ACVR1 // Hum Mutat. 2009, 303: 79–90.
  5. Kaplan F. S., Glaser D. L., Shore E. M., Deimengian G. K., Gupta R., Delai P., Morhart R., Smith R., Le Merrer M., Rogers J. G., Connor M., Kitterman J. A. The phenotype of fibrodysplasia ossificans progressiva // Clin Rev Bone Miner Metab. 2005, 3–4: 183–188.
  6. Борисова Т. С., Рябова Т. В., Иванова К. В. К вопросу о прогрессирующем оссифицирующем дерматомиозите у детей // Вестн. дерматол. и венерол. 1966, № 12, 15–19.
  7. Ложбанидзе Т. Б., Антелава О. А., Никишина И. П. и др. Прогрессирующая оссифицирующая фибродисплазия // РМЖ. 2005, № 8: 560–564.
  8. Рябова Т. В., Баяндина Г. Н., Утюшева М. Г., Геппе Н. А. и др. Прогрессирующий оссифицирующий полимиозит у детей. В кн.: Сложный больной в практике педиатра-ревматолога. М.: МИА. 2008. С. 86–104.

Первый МГМУ им. И. М. Сеченова, Медико-генетический научный центр РАМН, Москва

Ссылка на основную публикацию